Ci-Bi.ru Форум о связи

Ci-Bi.ru Форум о связи
Текущее время: Ср авг 21, 2019 21:08

Часовой пояс: UTC+03:00




Начать новую тему  Ответить на тему  [ 18 сообщений ]  На страницу 1 2 След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Армейские воспоминания
СообщениеДобавлено: Пн фев 11, 2019 1:58 
Не в сети
500 mWatt

Зарегистрирован: Чт сен 29, 2016 14:56
Сообщения: 30
Город: Москва
Страна: РФ
У меня на заставе под Выборгом у нижних выездных ворот была куча песка. Не помню какой деятель из управления пограничного отряда распорядился, мол, создать запас, чтобы подсыпать подъем зимой. Дело нехитрое, рабы нашлись, лопата и песок, тоже. Залеты находились сами по себе непринужденно. Одно соединялось с другим и носило песок на лопате к нижним воротам.
Наступила зима. Выпал снег.
Снег покрыл этот аварийный запас песка. Получился живописный сугроб. Но мы-то, аборигены, знали правду под красивым белым пухом... И вот, приехал ко мне на заставу один пижон. Выпросил у меня снегоход. Ну, раз такое дело, я ему выдал еще автомат, пару магазинов и радиостанцию заспинную. Чтобы его прыть не даром распылялась, показал куда поехать и, В НОЧИ (это важно будет через минуту), отправил на проверку пограничного наряда.
Все происходило буднично, у снегохода не работала фара и тормоза, о чем я его, мимоходом, предупредил (не давать же ему мой снегоход, начальника заставы ж..). Потому что все что "начальника заставы" - оно святое и полностью исправно. Будь то фонарь, радиостанция, антенна к ней, жена или, опять же, снегоход.
Совершенно буднично, вернулся предыдущий наряд, вошел через нижние ворота. Как раз, у той кучи с песком под снегом, стояла банька, до того трижды горевшая и восстанавливавшаяся, каждый раз, под личным руководством старшины. Старшина, к слову, был весьма хозяйственный. Кубанычбек Тууганалиевич. На этом месте, думаю, фамилия, УЖЕ, без надобности. Он пришел ко мне с семьей. Не пришел. Прибежал. Беженец из Киргизии. Как раз, там события в Оше были, а у него жена русская и деть на него не похожий. Был он там старшим лейтенантом милиции. А у меня на заставе служил старшим техником его какой-то родственник. Как раз, я его в отряд сплавлял, ну он, я так понимаю, вместо себя мне Бека и подвел.
Бек оказался суперхозяйственным и за год поднялся от рядового сверхсрочника (милицейские звания не приравниваются к армейским от слова "никак") до школы прапорщиков. А уж когда он с нее вернулся, еще более хозяйственный стал.
В общем, картина такова. Наряд вошел на заставу, Бек стоял у бани (что он там делал я не помню, мож веники проверял под крышей, мож проверял, что кочегарка потушена). На плацу часовой увидел и наряд и Бека и пошел закрывать ворота , сопровождать наряд к крыльцу, напоказ перед старшиной, заодно, запрофилировать проход сквозь ворота с показным особым усердием. Как сейчас помню, ворота закрыли, запрофилировали, у Бека лицо довольное освещается сигаретой в ночи, часовой поднимается к плацу с довольным, тоже, лицом, перед ним идет уставший пограннаряд и втягивает ноздрями запахи с кухни заставы в предвкушении ужина, кипяточного чая и доппайка за ночную службу со сгущенкой и печеньем. И над всем этим потрясающе величественные ночные звезды Карелии. Идилия обыкновенная.
Я же, в тот момент вышел покурить на крыльцо, поглядеть, как молодой дежурный по заставе встретит и разрядит наряд, проверит оружие. И тут герой нашего рассказа, с радостным до плеч лицом, наконец, сумел завести Барс у боксов (я долго еще, помню, потом, удивлялся, как...) Лихо выруливает из-за угла бокса, разгоняясь, несется к нижним воротам. Бек, быстро смекнув, что это ожил каким-то чудом тот самый Барс, у которого нет света и тормозов, отскакивает с дороги к бане (чтобы беречь ее, видимо, усиленно), с криком - ВОРОТА ЗАКРЫТЫ, ТОРМОЗОВ НЕТ, ПРЫГАЙ!
Тело барсиста, едва ли, могло его услышать за грохотом Барса, но, видимо, услышало, и одновременно увидело не только мимику Бека, но и стремительно приближающиеся ворота из колючей проволоки, Бека в полете и... СУГРОБ... Он показался барсисту лучшим решением внезапно возникшей ситуации.
Но он-то не знал, что под снегом смерзшийся песок... Ну и... Очень красиво, с какими-то разведениями руками в полете по-питерски или по-московски (не помню откуда это тело к нам прибыло, тогда), со сведенными в струну ногами и, еще радостными глазами, достигает головой ТОТ СУГРОБ. Впихнуть невпихуемое не получилось, естественно... Даже не вскрикнул. Сразу отрубился.
Я бегу к воротам, Бек выпрыгивает обратно к дороге из-за бани, часовой несется вытаскивать Барс из сущности ворот. Все мы достигаем околосугробного положения одновременно. Тело барсиста, сползло на дорогу и как-то ручками, ручками двигает сугроб снизу вверх, обхватывая его, как любимую женщину. Как-то циклично. Мы стоим рядом задумчивые. Каждый делает свое дело. Молча. Часовой вытаскивает из ворот Барс, не матерясь при начальстве. Тело двигает ручками по сугробу, мы с Беком, поняв, что тело не только живое, но и относительно целое, пытаемся убедиться в сути его цикличных действий как в признаке разумности.
И тут тело, совершенно невозмутимо, раскопав под снегом смерзшийся песок, спрашивает, а чего не сказали-то, мол, что сугроб из песка-то... Бек ему, невозмутимо затянувшись, с театральной паузой отвечает, а ты ж ехал и не спрашивал. Я ж про ворота-то предупредил. Они ж, как раз, закрыты были. И это... шапку надень, простудишься. Я хотел Беку ответить, что, мол, без разницы, эксперимент показал, что нечего там простуживать, но смолчал. От этого тела еще чего ждать можно было, впоследствии. Воооот... Так я к чему... Вот и такие вот, бывают сугробы-то... Внешность, товарисчи, бывает обманчива не только у людей.

_________________
Красная точка лазерного прицела на вашем лбу - это тоже чья-то точка зрения.


Последний раз редактировалось Блэка Пн фев 11, 2019 2:05, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Армейские воспоминания
СообщениеДобавлено: Пн фев 11, 2019 2:04 
Не в сети
500 mWatt

Зарегистрирован: Чт сен 29, 2016 14:56
Сообщения: 30
Город: Москва
Страна: РФ
ПРОДОЛЖЕНИЕ

В общем, после того как часовой выковырял Барс из ворот между рядов колючей проволоки и пижона удалось отделить от сугроба с песком, он не обращался ко мне с просьбами дать ему Барс покататься несколько дней. Но, в течение этих нескольких дней, я точно видел, что его глаза, снова, стали косить в сторону боксов. Собственно там, между шишигами и стоял покалеченный Барс. Когда тело пришло в себя, как оно решило, до уровня обретения невиноватого вида, оно обратилось ко мне, мол, готов оказать сверхсильную помощь в восстановлении снегохода. Я, поразмыслив, допустил ошибку. Будучи ведом чувством "с глаз долой, хоть в боксы", я разрешил... Даже, дал ему бойца пицального. Бойца-то я ему дал официально, конечно, но на самом деле, красноармеец был приставлен для наблюдения, чтобы тело не разрушило бокс, не сожгло Барс, 2 шишиги и уазик. Свой Барс я догадался поставить себе перед входом в ДОС в поле зрения часового.
Два дня прошли хорошо. Настолько хорошо, насколько они проходили до появления того пижона на заставе.
Через два дня тело напомнило о себе, демонстируя всем, что оно починило Барс, разъезжая кругами по заставе. С довольным лицом, разумеется. И... сказало что я ему должен за ремонт Барса и старания. Удержавшись проглотить сигарету, я толсто намекнул, что это тело само расхреначило Барс об ворота. На что тело согласилось, угукнуло малозначительно и выдало фразу, что оно нигде так больше не сможет поездить на снегоходе, как у меня на участке и, вообще, я ж разрешил в первый раз и, даже, поставил ему приказ на охрану Государственной границы в виде проверки пограничного наряда, а раз приказ не отменен до сих пор, то и разрешение ехать ему на Барсе, тоже, действует. Поняв, где-то в глубине интуиции, что горбатого могила исправит, имея еще слабую надежду на хоть какое-то принесение пользы этим телом Делу Службы, я согласился. Но, при двух условиях. Первое - днем и никаких ночных выездов, включая вечерние и околовечерние, не исключая предвечерних. Второе - я лично проверю, чтобы нижние ворота были открыты. Пижон вздохнул и согласился. Я, снова, выдал ему автомат (что похуже) пару магазинов (из которых патроны не могли извлекаться, даже теоретически, под слоем пломбы-краски), радиостанцию с антенкой попроще (не потеряет же, так сломает, наверняка), пару запасных аккумуляторов к ней, ему по карманам (для равновесия, наверное, потому как их давно пора было выкинуть), велел дежурному по заставе не отпускать его от крыльца до моей команды, под страхом, что я никогда не сменю того дежурного до самого его дембеля и вместе с часовым пошел к нижним воротам. При мне, среди бела дня, часовой распахнул ворота и я скомандовал дежурному по радиостанции "Давай!". Через десять секунд, мимо меня, часового, нижних ворот и бани, из-за которой выглянул ухмыляющийся Бек, пронесся снежный вихрь орущего мотора Барса. Через пару минут стало тихо. Прям, аж, хорошо стало.
От греха, я велел часовому подождать с закрытием ворот минут пять. За пять минут новоиспеченный барсист не появился ни на Барсе, ни без него у ворот, и часовой закрыл ворота. И полез на вышку. Потекла рутина. Через 15 минут дежурный соединил меня с вышкой часового по инициативе вышки и часовой, каким-то недобрым голосом доложил, что он имеет мнение, что тело поехало не туда. Я спросил, видит ли он его, он сказал, что нет и, даже, не слышит. Собственно, это меня и радовало в тот момент. Время потекло нормально, лениво, размеренно. Наступал вечер...
Позабыв, за текущими делами за факт отправки проверки наряда (а чо, собсно? есть дежурный есть дежурный связист, я-то с чего должен обо всем помнить?), я вышел из канцелярии в сторону досов. Через дежурку. Шли обычные пограничные сутки. В дежурке снимал с себя тулупы возвратившийся наряд, дежурный раскладывал их автоматы на специальном столе, чтобы те отпотели. Но что-то было не так... Что-то такое было и витало в воздухе. И тут у меня в голове щелкнуло. Ба! да это ж тот самый наряд, который должен был быть проверен. А вот, что-то звука Барса, вернувшегося на заставу и вида тела на нем я не припомню. Ну, мало ли. Мож не услышал возвращения Барса, мож по тлф с комендатурой говорил в тот момент. Бывает же. Поздоровавшись со старшим наряда, спрашиваю его, как проверка, все нормально было? Тот уставился на меня как на седьмое чудо света и сказал, а какая проверка, командир? В дежурке наступила тишина... Я посмотрел на дежурного. Дежурный посмотрел на меня. Мы с дежурным посмотрели за окно. Там темнело. Вызвали часового. Не. Не возвращалось ни тело, ни Барс. Надо что-то делать... Ну мы ж пограничники, нашу ж мать! Как те пограничные псы, мы пошли по следу Барса, быстренько сформировав поисковую группу. Как и докладывал, ранее, часовой, барсовка пошла не по дороге, а свернула в лес, метров через 500 от заставы. Глазастый же был на вышке, разглядел... Углубишись в лес километра на два, мы стали свидетелями такой вот картины: на бревнышке около ручья сидело тело. Одиноко. Смотрело на нас. Барса не было. Следов Барса - тоже не наблюдалось далее этого околостоличного пижона. На мой вопрос, ну и чо мы тут делаем, где Барс, радиостанция и автомат, тело изрекло - там. Показав рукой в ручей. На уточняющий вопрос как?, было получено пояснение, что тело решило проявить пограничную смекалку и, подозревая проверяемый наряд в искуссности и изворотливости, и, вообще, что на этой заставе какие-то все умные, но высокомерные, он решил их проверить с тылу. Т.е. - подкрасться к ним сзади и через лес. Ну и свернул с дороги в лес. В лесу ему встретился ручей. Ну как ручей... Это по карельским меркам - ручей... В столицах это считается целой рекой. Шириной метров в пять. Поперек ручья лежала пара берез. Толи тыловой наряд, когда-то их свалил, в качестве мостика через ручей, толи сами так упали когда-то, но, совершенно очевидно, что, примерно, во времена между Гражданской и Великой Отечественной. Но, тело, обнаружив МОСТ через ручей, так возрадовалось, что и не смекнуло ничего. Оно же это... смекалистое... Смекалистее всех. И ломануло на трехсоткилограммовом Барсе через ручей по этим березкам. Дальше тело рассказало, что, пока оно ехало по лесу, то автомат, радиостанция, аккумуляторы колотили его по спине и было готово предъявить в качестве вещественного доказательства синяки на спине. Мои бойцы меня с трудом удержали, чтобы я не добавил вещественных доказательств, мол, погоди, командир чуем что еще не самое интересное, пусть дальше рассказывает. В общем, этот пижон обнаружил чудеса знания матчасти и сложил все это в сиденье Барса. Молодец, да? Так, собственно, мы и узнали дальше, что он Барс утопил, а вместе с ними автомат и радиостанцию и все на свете. Потому что он не виноват, просто березка вооон та, с краю, треснула и его стащило вбок. А он повис на березке. Без Барса и без связи. Но, с верой, что его найдут по следам, причем, до Нового Года еще. Ну что делать... Что-то делать было надо. И тут, не скажу как его фамилия, но он был у меня старшим сержантом инструктором службы собак, голосом как в страшных фмльмах, произносит... Задумчиво так... Тайга - закон, медведь - хозяин... Командуй, командир. И... снимает с плеча автомат. И... немножко отходит назад. Ночью. В лесу. Как он мне позже объяснял, он хотел, просто присесть на пенек. Тело, с диким воплем, НЕ НАДО, БРАТЦЫ, Я САМ! срывает с себя одежды у всех на глазах. Все стоят остолбеневшие, пытаясь понять происходящее. Ну стукнуло человеку раздеться. Ночью. В лесу. На морозе. Надо ж понять - зачем. Раздевшись до трусов, тело сигает... в ручей. С головой... Твою мать!!! Там же течение! потому ж и льдом не покрывается. Я срываю у ближайшего бойца автомат и сую его (автомат) прикладом в воду. Два бойца держат меня за ноги. Инструктор служебного собаководства, не дойдя до пенька, с разинутым ртом и автоматом, наведенным в ручей, замирает. Из ручья выныривает голова, чем-то хватается за автомат в воде и с криком ВОТ ОН, Я ЕГО ГОЛОВОЙ НАШЕЛ!!! с улыбкой на всю рожу, у нас на глазах начинает синеть, застывать и, соответственно, тонуть.
Ну, вытащили мы его, дело-то нехитрое.Поснимали с себя бушлаты, его завернули, чем-то обернули ему ноги, сидим думаем как его на заставу доставить. Тело сидит и зубами стучит на манер фашистских барабанов. Тут, с пенька, привстает инструктор (он, вообще, мало возмутимый) и говорит почти нараспев, а пусть побегает... а я добавляю, ехидничая, ага, в сторону заставы. Инструктор смотрит на него, он - на инструктора. Инструктор поднимает автомат, прислоненный к пеньку и... Тело с криком, НЕ НАДО, Я САМ, БРАТЦЫ!!, скидает с себя одежды-бушлаты и бежит. Ну да, в общем-то, в сторону заставы. По нашим-то следам. Кто-то начинает орать - СТОЙ! Но тут всплывают подсознательные армейские инстинкты и вместо Стой! по лесу разносится СТОЙ! Стрелять буду! Тело замирает на одной ноге. Мы, снова, валим его на снег и оборачиваем в бушлаты. Попутно расспрашивая его куда оно собиралось нестись. Тело отвечает - домой хочу. И размазывает слезы по щекам. И обещает что оно больше не будет. Мы делаем вид, что его прощаем, но тут... Инструктор служебного собаководства, невозмутимо произносит: А Барс надо бы доставать. Все смотрим на него. Пижон столичный - тоже. И инструктор добавляет, мол, никак иначе, кроме как нырять за ним надо. Тут мы, почему-то, все посмотрели на виновника торжества, на котором сидело пару человек. Ну, чтобы больше не раздевался и не бегал по лесу по ночам. Голышом. Пижон начинает натурально выть. А инструктор ему и добавляет, мол, что так как он утопил Барс, то пусть он его и цепляет под водой. Дав телу пару раз по ребрам, чтобы не дергалось и лежало спокойно, а то на нем сидеть неудобно, начинаем обдумывать эту мысль. А чем, собственно, цеплять-то? Обсудив варианты, что связав поясные ремни, все равно не зацепим, кто-то выдает мысль вслух, мол, тут старшина нужен. Что? Топить невинного Бека? Ночью? В лесу? Даже я такого не могу себе позволить. Но, меня поправили. Не. Не затем старшина нужен, у него есть хороший крюк с тросом. В Жигулях у него видели. И тут, наше сиденье тоненьким голосом из под нас произносит, братцы, не надо старшииинуууу. Ну тут мы все, попадали с сиденья, а оно встало и изрекло вопрос. А пошли домой, пожалуйста. Ну что ж... Барс из ручья до утра и, даже, до обеда, никуда не денется, решили, и что ж не пойти домой, собственно. Ну и пошли. Дошли нормально, вполне. На утро я выпросил у коменданта ГТС (не на уазике же по лесу по пояс в снегу извращаться же между деревьев), создали просеку к тому месту и остановились у знакомого места. Пижона я взял с собой. Официально ему внушив, что, мол, при свете дня посмотришь на твое место происшествия, заучишь наизусть и больше так делать не будешь. Тело вздохнуло и полезло в ГТС. А куда ж ему деваться, если у меня на него был хитрый план... В общем, развернули мы ГТС, повалив, при том пару деревьев, прицепили ЖЕЛЕЗНЫЙ трос от ГТСа, к нему (ГТСу), сели перекурить. И тут я начал... Мол, слышь, братан, лес вокруг, да? Он - да. И смотрит на меня. Я ему - а ты вчерась голышом по нему бегал, да? Да, скромно так... Ну что... раздевайся. Он, я понимаю, я виноват, братцы, но зачем мне, опять, голышом по лесу бегать, я всё уже понял и больше так не буду. Не, говорю, братец, ты меня не понял. Бегать голышом по зимнему лесу не надо. Нырять надо. В зимний ручей. Он - да как же так, у меня ж детей не будет. А тот же инструктор, затянувшись цигаркой (помните, он невозмутимый весь?) и отвечает ему - а и не надо. Тот остолбенел - мол, как так? Инструктор ему - да так же как и вчера. Вчера в ручье не надо было, и потом... тоже... не надо. В общем, деваться некуда ему, разделся до трусов, дали мы ему рукавицы посильнее и вот я вам сейчас это рассказываю, а у меня перед глазами так и стоит та картина - Карелия. Лес. Снег. Берег ручья. Тело в синих трусах и в рукавицах. Короче, он вчера как то бодрее лез в ручей, когда инструктор с плеча автомат-то снял. А тут, прям, сложности какие-то появились с повтором. Ну мы не стали его долго упрашивать, дали ему в руки железный трос и спихнули в ручей. А там же не глубоко, метра три всего, куда ж он от троса денется, судьба у него одна - или Барс подцеплять, или опять нырять. Это мы ему между тумаками разъяснили. Но! Красавец! С первого раза подцепил. Ну а дальше - опять знакомая процедура - по ребрам, чтобы не вздумал бегать по лесу греться голышом (мало ли, как вчера удумает), обертывание в бушлаты. Далее - в кабину ГТС и на заставу. Приехали, разгрузились. Вызываю его к себе и спрашиваю - еще не Барсе покататься хочешь? Отказался, почему-то...

_________________
Красная точка лазерного прицела на вашем лбу - это тоже чья-то точка зрения.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Армейские воспоминания
СообщениеДобавлено: Пн фев 11, 2019 2:10 
Не в сети
500 mWatt

Зарегистрирован: Чт сен 29, 2016 14:56
Сообщения: 30
Город: Москва
Страна: РФ
Было это в нулевых года, уже...
Сижу я дома, настроение такое хорошее, легкое... И тут звонит мне Ксю по работе, что-то. Выслушал я ее, обсудили, и я решил совсем немножко поюморить с ней. Как бы между делом, спрашиваю. Слух, а ты в военкомат-то сходила, чот не помню? Она - а зачем?
Ну я и отвечаю ей. Слушай. Вот ты же юрфак с отличием закончила, а простейших вещей не знаешь и не помнишь. Что у нас УК РФ пишет за уклонение от воинской обязанности? Ну, она, поначалу-то не смутилась, настаивает, мол, а она-то при чем, мол, девочка же... Тут я стал в раж входить. Говорю, ты, блин, дитя перестройки, ты кино про войну видела, вообще? Говорит, да, а что, мол... Повествую, значит, а ты там санитарок, связисток видела? Они, по-твоему мальчики? Начинает задумываться. Слышу скрип мозга из телефонной трубки, прям. Развиваю инициативу, стало быть, вопросом, мол, а откуда-по твоему, в военное время трибуналы берутся? Ну тут-то она мне отвечает, как по заученному, мол из военных юристов. Ставлю перед ней второй вопрос, а как юристы военными становятся. А вот тут, она меня и переспрашивает, правда, мол, а как? Ну я ей и отвечаю, блин, через военкомат.
Ее начинает интересовать сам процесс. Я ей и вещаю, мол, короче, пока ты не попала под уклонистку и тебя не вычислили, беги в военкомат. Бери с собой паспорт, диплом, 3 фото 3*4 черно-белые, матовые, со строгой прической и зачесом направо, обязательно, мол это такой обязательный признак у всех у кого ВУС особенный. Потому как о том в ЦРУ слышали и смысл тут в том, что когда ты зачесываешься направо, то на фото у тебя зачес будет налево. А их шпионы зачесываются так, чтобы на фото было направо, но ты тс-с-с, никому не говори. А перед тем как в военкомат идти, присягу выучи наизусть и потренируй перед зеркалом. Потому как, когда тебе документ выдавать будут, ты не просто должна будешь расписаться за присягу, но и прочесть ее вслух, при чем, по стойке смирно и держа папку с присягой одной рукой. Видела в фильмах? Говорит - да. Ну, говорю, и не забудь перед зеркалом стойку смирно потренировать, мол, ритуал, пока не исполнишь его правильно, заставят повторять, хоть у кого спроси, перед присягой тренировки же. Вещмешок, пока, не бери. Эт я тебе расскажу когда время придет. А в военкомате, сразу и говори, мол, вот диплом, запишите меня. И выдайте удостоверение личности офицера запаса и розовенькую бумажку такую, на случай вызова на войну. Куда явиться, номер команды и так далее. Чую, клюет. Говорит, погоди, я запишу. Где-то она шла по улице, нашла лавочку, блокнот достала и записывает. Ну я и надиктовываю, соответственно. Мол, только ты им сразу скажи, что тебе положено не звание лейтенанта запаса военной юстиции, а звание старшего лейтенанта запаса военной юстиции. Я ж знаю за Ксю слабость к регалиям... Она пыхтит мне в трубку, записывает, переспрашивает. Хотел я ей сказать, что и медаль возьми и мало того что возьми, повесь ее на себя на ленточке перед входом в военкомат, но не стал уж...
Проходит несколько месяцев. Я уж и забыл... Звонит мне Ксю. Возмущенная такая, ругается чего-то громко... А я ж - понять не могу.
Оказывается. Закончился у нее загранпаспорт. И пошла она его менять. А в том же здании и военкомат оказался. Ну, она и вспомнила. Сбегала за дипломом, причесалась правильно, сфтографировалась (наверное, заодно и на загранник), взяла блокнот с ценными указаниями и пошла в военкомат. Заходит. А там - дежурный. Он ей, девушка, вам чего? Она - я на воинский учет вставать. Вы медик? Нет. Связь? Нет. А кто? Она ему - я военный юрист. Со строгим лицом, как у нее бывает при выполнении ответственных задач. Дежурный, было, подвис, а она, чтобы его развиснуть, говорит, мол, товарищ капитан (я ж ей сказал и знаки отличия выучить, а то ж некрасиво будет, если она с красным дипломом, а в военкомат придет и не знает как к кому обратиться) вы, что? Про трибунал ничего не слышали, что ли? Дежурный подскочил, принял стойку "смирнее смирного" и сказал ей уставным голосом, Вам в спецотдел, такая-то дверь направо. Ксю и пошла. Стучаться в спецотдел. Ксю ж не только ответственная, но и упорная. Вы когда-нибудь, видели дверь в спецотдел? Она не то чтобы бронированная, но, вполне себе, чуть более чем железная. Достучалась. Там ее, тоже, не поняли и сказали, что случай тяжелый и особенный и ей надо к военкому. Ксю нашла кабинет военкома и... заняла очередь к нему. А там, мамашки сидят с дитями на отмаз. Болячки обсуждают. А Ксю сидит и ее всю кривит. Это она мне все рассказала подробно, когда перестала материться в трубку. Ну, значит, дождалась она свою очередь и вошла. И с ходу я так понимаю, уже уставным голосом (сами знаете, что такое 20 минут в военкомате) изложила ему свою просьбу. Особенно выделила, что она должна от него выйти не просто лейтенантом, а старшим лейтенантом. И, в подтверждение, предъявила ему диплом. Особенно отметила вслух, что он красный, а она, стало быть, отличница юридической подготовки и, уже, готова принять присягу, выучила ее наизусть и стойку смирно и почти отличница боевой и политической подготовки, даже начинала читать уставы. Включая строевой. Военком ей, мол, девушка, идите, блин, борщ варить, ложки-поварешки. Ксю ему, мол, вы мне отказываете? Давайте письменный отказ, вот вам мое письменное заявление, я в коридоре подготовила. Тот ей, а зачем? Ну как зачем? Буду обжаловать письменно и в установленном Законом и Уставом порядке. Тот присел, а кому? Как кому? Прокурору? Какому прокурору? Как какому? Военному, вы же военный... пока. Тут старику военкому поплохело, она рассказывала, он вспотел, достал платок, вытер пот со лба, присел, ей стульчик предложил, ей водички, себе водички, ну и расспросил ее... Она и рассказала что как и почему. Он ее 15 минут убеждал, что над ней пошутили, она не верила, я ж за все годы ни разу ее не обманывал и не подводил, только жизненную пользу ей давал. После чего, он за ручку (ей-богу, так рассказывала) вывел ее в коридор и толкнул речь перед теми мамашками, тыча в Ксюху пальцем, про Родину, долг священный, прочие святые вещи навроде святости и любви к Родине, ее защите и самопожертвованию и, при всех них, предложил Ксюхе вместе с ней пойти в разведку. Так как Ксюхе надо было в паспортный стол, а не в разведку, то она его с собой не взяла. Вот как-то так...

_________________
Красная точка лазерного прицела на вашем лбу - это тоже чья-то точка зрения.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Армейские воспоминания
СообщениеДобавлено: Пн фев 11, 2019 2:15 
Не в сети
500 mWatt

Зарегистрирован: Чт сен 29, 2016 14:56
Сообщения: 30
Город: Москва
Страна: РФ
Про избавление картошки местных жителей от кабанов.

В общем, если от нашей заставы ехать в тыл, то, чуть меньше чем через 20 км была деревня Дружноселье. Да, да, Выборжский район, для знатоков гугл-карт. Ближе не было людей, одни потенциальные крадущиеся вдоль, поперек и по диагонали нарушители и пограничники, вдоль границы с многокилометровыми интервалами.
Жило в той деревне три деда, и они нам неинтересны, и баба-Маня - одна штука. Больше никого. Ни детей, ни людей больше. Баба-Маня была партизанкой в ВОВ. Самой что ни на есть натуральной. Потому, когда мы, иногда, проверяли тыловыми дозорами тыловые подступы то баба-Маня и была источником информации. Какая бибика приезжала с хлебом, какой водила на ней менялся или не менялся и так далее. Баба-Маня настолько была предана своему делу, что мне казалось, если надо, то она пойдет на заставу пешком сообщать о нарушителях. Однажды, кстати, я оказался прав в этом предположении. Но, речь о другом случае.
В общем, однажды, тыловой дозор сообщил, что у бабы-Мани жалобы. На здоровье. Но, не столько на здоровье, сколько на отсутствие какой-либо связи. Сотовых телефонов, тогда, еще не было, а из-за 4 человек тащить телефонный кабель никому не было нужно. Ну и у меня, столько полевки, на заставе не было, честно сказать.
В общем, решили мы помочь местному населению. Как раз, у меня на складе валялась старая списанная радиостанция Сокол-мзм. А у здания заставы валялась старая вросшая боком в землю мачта радиосвязи. Капитальненькая такая, по-советски. Проверили мы, значит, Сокол, оказалось, хоть и списан, но, рабочий. Ну, хорошо то как, да? Мачту выкопали, вгромоздили на шишигу бочком, в кабину кинули Сокол, взяли пару аккумуляторов, свинтили для них бокс-коробку, выводы питания напаяли и поехали к бабе-Мане. Человек 15. Как раз, пора было к ней ехать, ибо мы что делали в те голодные времена? Кооперировались с местным населением. Это называлось шефство. Кого над кем? Ну... чаще, их над нами. но мы не каждого еще в шефы возьмем, если сверху не надавят. А тут, другое ж дело. Приедем, картошечку посадим, которую из отряда привозят мелкую нам в питание, отделяли ее от слизи, высушивали и... - к бабе Мане, на посадку. Все молодые, веселые, лопатой махать - не проблема, особенно, коллективно. А попозже, соответственно, коллективно ее собирали. В смысле - картошечку, а не бабу-Маню.
Бабе-Мане оставляли сколько ей нужно мешочков, остальное - в шишигу и наступало нам счастье продовольственное всерьез более чем из отряда нам поставляли. Ну и, сами ж понимаете, качество своего - оно и рядом не стояло с отрядным.
Пора было ту картошечку собирать, как раз. Мы, значит, вкопали бабе-Мане во дворе мачту, приладили фидер, Сокол, выделили бабманьскую частоту, показали куда нажимать и в куда говорить. Баб-Маня расцвела счастьем. Стала первой принцессой в Дружноселье сверх того что была и так единственной. Надо вызвать неотложку из города? Да не вопрос! Динамик у дежурного начинал говорить бабманиным голосом, "Сынки, сынки, кхе-кхе, прием, алё, вы меня слышите? Ага, ну вот нам того-то и того-то." Ну или какие подозрительные у деревни показались, тут Баб-Маня их описывала, вплоть до походки и размера клеточек на кепке. Красотень, короче, ага. Только наряд к ней раз в месяц захаживал, аккумуляторы менял.
Ну и как-то раз, Баб-Маня из динамика минут на пять двинула речь, что кабаны повадились ее-нашу картошку грабить с поля ее-нашего.
Ну что делать... Покумекали мы с Беком, оставили Андрюху Изюмского (зама по борьбе с личным составом, мамлея), взяли с собой СВД, АК, ПКМ (Бека идея была, а вдруг кабаны большие и их много), по паре магазинов к СВД, АК, коробку с лентой на 200 патронов к ПКМ (а чо мелочиться-то и ленту рвать?) тушеночки с собой, хлебца, ножи и УАЗИК.
Приехали к бабе-Мане еще до полудня, а она нам и говорит, мол, самое главное-то не сказала нам, ага... Кабаны-то не днем, а как завечереет, приходят. Мы с Беком переглянулись, не гонять же туда-обратно, и согласились на баб-манино угощение. Хорошо оно так в нас вошло разок, другой, да под разговорчик, да под хрустящий партизанский огурчик... Ну а чо, мы ж надолго ж, получается... Баньки, разве что не хватало, только. Ну, тут дело к сумеркам. Мы с Беком, особо-то на баб-манин вкуснейший самогон-то не налегали. Так, в охоточку и чуть ниже половины меры. Вечером же на охоту в засаду.
Солнце стало склоняться к закату, мы с Беком оставили УАЗик у баб-Мани во дворе, вгромоздили на себя все железо, малек отошли с подворья, определили ветер и пошли. Обошли поле по дороге чтобы не следить отдельно, зашли на нужную опушку леса, СВД приладили на пенек, ПКМу расставили сошки, вложили ленту, АК рядом положили, опять-таки. Все это дело, значит, зарядили, чтобы потом не клацать, но на предохранители поставили и друг дружку проверили. Сидим. Затаились. Смеркается. Скучно. Потом - сыро. Потом, тушеночки захотелось. Мы ж договорились не курить, ну и не курим. А когда не куришь, сидишь на одном месте и есть тушенка, знаете как хочется тушенки? Не знаете. попробуете так - узнаете.
Стали мы с Беком тушенку вскрывать и поглощать. Штык-нож, все ж, великая вещь. И вскрыть и разрезать и помять и покромсать и он же - ложка-вилка.
Сидим, тушнячок поглощаем, стараясь не шуметь, Андрюху-мамлея обсуждаем. И тут, Бек, не донеся штык-нож с тушенкой до усов замер. Весь. А я - глядя на него. Мол, что такое? Не лезет казенная тушенка, какая там банка по счету или в горле комом встала? И слышим мы с ним, одновременно ШУМ. Не то чтобы ШУМ, а так - зашумливание некое. С похрюкиванием, ага. Как у Бека ПНВ очутился с собой, вроде ж в ночь не собирались, до сих пор понятия не имею. Достает он его из ниоткуда и начинаем осматривать поле. К Р А С О Т А!!! Матка, а с ней пару здоровых косачей и выводок - штук семь. МЯСО!! И хитрое, я вам скажу, мясо-то, нет, чтобы с краю картошку копать, так они как бы клином, поросята в середине клина и весь клин ближе к центру поля. Значит, край собрали раньше, видимо.
Ну, тут мы с Беком, сообразив, что деревня не попадает в сектор обстрела и накрыли врага огневым шквалом. АК я, даже, трогать не стал. Сразу за ПКМ схватился. И давай длинными и средними очередями. Трассерами, через два. А Бек, значит, рядом со мной, методично СВД грохает. Ни черта не видно, свои же выстрелы слепят, а Бек, он же хитрый, на СВД же ПСО стоит с подсветкой. Короче, лента закончилась, магазины СВД и похрюкивания, тоже. Только потом мы сообразили, что три деда, а может и Баба-Маня, 41-ый год вспомнили. До той деревни-то меньше километра от нас было.
Ну ладно. У ПКМ ствол чуть краснеет в ночи, от СВД, прям видно, марево от ствола поднимается. И тут я, сморю на Бека и говорю - побежали, в штыковую. Бек, такой, не... не побежали. Да куда они денутся. Давай это, командир, за охоту. И из-за пазухи достает поллитру самогона и пару стаканов складных. Я их в УАЗике видел раньше. И когда и как он все успевает, только... Ну, прирожденный старшина-хозяйственник, прям!
Уже, не торопясь и согреваясь, приговариваем с ним поллитру. До рассвета еще прилично. Мне ж невтерпеж. Пойдем, говорю. Ну, пойдем, ладно, раз тебе не сидится, старлей... Пошли. Ага... Идийоты клинические. В темноте, чуть ноги не переломали в поле, уже, метров через стописят. Вернулись. Бек говорит, не-е, надо, Сань, до рассвета ждать. Ну, ждать, так ждать. Тушенка осталась? Ага. И к тушенке осталось. Я - как так, вон же пустая валяется. И тут у Бека из-за пазухи (бездонная какая-то у него запазуха, хотя бушлат на нем, вроде как по размеру), еще поллитра появляется. Ну... Другое ж дело... На свежем воздухе, да под табачок, курить-то уже ж, можно, да пож тушеночку, да у костра... Красотища же, да... Под разговоры о разном, наступил рассвет. Чуть-чуть больше нимножки у баб-Мани, потом поллитра, потом вторая, они ж, дали о себе знать. оно ж как... Оно ж, конечно, рассвело... Но.. Впереди поле, и не хотящие нормально идти ноги помнят, как ночью, до второй поллитры-то их, едва, не поломали об поле... Но. Вы, таки, не поверите, сами те ноги понесли какими-то нужными путями-шагами в поле и не собирались ломаться. Даже, почти не поддерживали мы с Беком друг друга. И тут мы поняли, что нам столько не знаем как и куда. Матка, кило под 250, не меньше, косачи еще больше и пяток поросят лежат. Относительно недалеко друг от друга. Но. Мы ж столько не унесем, однозначно. Даже, не утащим... А уж в УАЗик оно не пометится - как пить дать. А мясо в поле бросать - как-то, тоже ж, не але... Ну что делать, включили Айву в Уазике, вызвали дежурку, ддолго объясняли, что надо нам Андрюху, и полную шишигу народа с ножами. Дежурный переспрашивал неоднократно, пытаясь подобрать другие, но похоже звучащие, но другие, все равно, слова. Таки, добились мы с Беком от него полного и дословного понимания что нам нужна полная шишига головорезов и мясорезов с ножами и стали ждать. Где-то через час приехала шишига с заставы и у всех немой вопрос на лицах, а зачем? Ну а когда мы с Беком им показали что надо свежевать, сколько его всего, чо тащить в кузов и оставим бабе-Мане трех поросят, а за волка она сама сойдет, а остальное - забираем, лица сразу все посветлели. Все ж вспомнили то мясо, что нам с отряда тащат. Бока говядины с синими штампами 1957 года, как раз, тогда со складов пошли. А тут... Кабанятина! Поросятина! Свжайшая! Свежее чем парная.
В общем, рукава закатаны, дело пошло. Загрузили, включая нас с Беком, на руках. Мы ж устали ходить с ним, уже, к тому моменту, да...
Приехали на заставу. Повар счастлив. Жены - счастливы все две. У Андрюхи еще не было. Инструктор службы собак - и тот счастлив. Вместе со всем своим питомником. И уж так эту вкуснятину делали и эдак и в загашники затарили. И никто, заметьте, не настучал в отряд про неучтенку. Ну а, чтобы не настучали коменданту, я ему отправил поросенка. Больше баб-Маня не жалилась, что кабаны картошку воруют. Вот так как-то...

_________________
Красная точка лазерного прицела на вашем лбу - это тоже чья-то точка зрения.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Армейские воспоминания
СообщениеДобавлено: Пн фев 11, 2019 2:20 
Не в сети
500 mWatt

Зарегистрирован: Чт сен 29, 2016 14:56
Сообщения: 30
Город: Москва
Страна: РФ
Сказ о заместителях. В том числе, по борьбе с личным составом.

Часть первая.

Служил я лейтенантом после училища зам.нач. заставы под Сортавалами. Перевели меня на повышение. Но, в другой отряд. На должность начальника заставы. Месяцев через 9 после назначения на замнач. Я, даже, старлея не успел получить. Обычно, от лейтенанта до старлея - 2 года. А у меня ж красный диплом, стало быть - промежуток между званиями - год. Далее - в штатном порядке.
Естественно, я довольный такой карьерой, еду с женой на новую заставу. По карельским расстояниям - все что меньше метра на карте - несущественно. Поэтому, я с женой в УАЗике, а холодильник (почти сразу купленный) и пара ящиков со шмотьем - в шишиге, позади.
Я весь такой, довольный собой, подъезжаю на новую заставу и тут я вижу, что у ворот стоят несколько УАЗиков. Кто в армии служил, тот знает, это очень плохая примета. Ну так и оказалось. Начальника заставы сняли с должности, освободив мне место, за то, что у него боец с автоматом сбежал и с боезапасом и за воровство на заставе. Как среди личного состава, так и личным составом из домов офицерского состава. Грустно... Первопричиной было то, что был кадровый голод и начальник заставы до меня был выпускник пехотного училища. Ну и дисциплину ставил через дедовщину и наказание питанием. Ну и хлебнул ложечкой, в итоге, как говорится. Пограничная жизнь и служба - совсем другая. Начиная с того, что постоянный и свободный доступ к оружию и боеприпасам. В те годы, оружейка, вообще, не закрывалась. Это потом пошло, замок повесить, два замка повесить, ключи разделить, сигнализацию поставить... Короче, тревожной группе можно было и не отрывать задницу от коек, пока дежурный по заставе и дежурный офицер окажутся в одном месте в одно время, пока откроют замки, пока снимут с сигнализации, пока оба доложат выше о вскрытии КХО, пока вся ТГ распишется за оружие и б/п, нарушитель, уже, шашлык успеет не только пожарить, но и съесть на линии границы.
Но, речь не совсем об этом. Как я приехал, меня, тут же, все похлопали по плечу и уехали, сообщив, что оставляют мне замкоменданта в качестве старшего офицера. Показать мне линию границы и вообще. Игорь, тогда, отдуваясь и себя и за комендатуру и за штаб и за того снятого начальника, уже дня 4 как был весь сырой, возглавляя группу поиска того бойца. Бойца, кстати, нашли. Прятался недалеко от заставы.
В общем, он сырой и злой. И домой на комендатуру хочет. К молодой жене. Однако, смотрю, пистолет свой он на боку носит, в сейф не убирает. Я решил, что, тому он знает причины и не спрашивая ни о чем, и свой не стал в сейф убирать. Народ мне на заставе менять было надо, но невозможно. Призыв давно окончился, до нового еще несколько месяцев и везде не только кадровый голод, но и нехватка личного состава. Ни один начальник ни одной заставы не отправит от себя отличинков боевой и политической подготовки и все это понимают. Менять хрен на редьку... Да и, отправляя на замену так сказать, ненужное, обычно получаешь к себе, в качестве замены, еще хлеще.
Вот так он мне и объяснил. Правду-матку. Показал, на следущий день, карту, у меня же в кабинете под шторкой, прошелся со мной по линии границы и сделал мне ручкой. Махнул к молодой жене на комендатуру.
Изучая штат, я обратил внимание, что на заставе есть один прапорщик (но его не видно) и один офицер. Старший лейтенант. В должности зама. Ага. На ступень старше меня в воинском звании. А я - командир подразделения. Должность его - зам. по боевой подготовке. Оказалось, что он в отпуске был, когда все случилось и вернется через пару дней. А прапорщик - как только началась вся заварушка, в госпиталь слег. С язвой, что ли... И, скоро появится. Точнее - оба. Чудесно так...
Ладно. Игорь уехал на комендатуру, я построил бойцов. Ухмыляющихся таких, ага... они еще, построились по-привычке, каждый призыв отдельно. Быстренько выстроил их по отделениям и по штатным номерам. Перемешал между собой. Кто служил - поймет, опять-таки.
Неприятно им но, немножко. Добился полной тишны из изначального балагана. Небыстро. Примерно - с час. А у них же время и ужина идет и отдыха. А повар - в строю вместе со всеми. Дежурный по заставе был молоденький и держался у меня за спиной. В общем, объяснил я пацанам, что жить по новому в классическом смысле не получится, потому как дембелям скоро приказ и я это знаю, но... Покуда не будет наведен порядок на заставе, в боксах, на территории и не обучат молодежь несению службы, ни один с заставы не уйдет.
Естественно, с первого раза мне никто не поверил. Я стал тренировать заставу. И днем и ночью. И вскакивать по тревоге. И физзарядку ввел и сам возглавлял с голым бледным торсом. И вызвал дух соревновательности, кто больше меня на перекладине накрутится и подтянется. И как надо оружие чистить и как оно проверяется мной и молодыми командирами отделений на чистоту платочком. И так далее. Чтобы устали. Чтобы сломать устоявшееся. И чтобы не получалось лучше чем у меня. Как-то все стало приходить в какое-то подобие нормы. Но не в норму еще. Пистлет с бока я не снимал. Однажды, пригодилось. Но никто никому ничего не рассказал. Я ж тоже молодой был... Задачу поставишь и идешь в канцелярию свою писанину ваять. Выйдешь, проверишь что-то на территории - опять писать. То проверку, то какой-то комсомолец из отряда умную тлг пришлет, провести занятия по темам Горбачева-Ельцина и прислать ведомости зачетов по этим занятиям с росписями и почасовкой и так далее... Ну и спать хотелось... То чаю чифирного себе наваяю, чтобы глаза на лоб лезли, то какое-то подобие кофе, то еще что... То занятие себе придумаешь, чтобы не уснуть головой на столе. Ну и обрезал себе кобуру на американский лад. Чтобы рукоятка торчала. Симпатично, кстати, помню, получилось. Как бы от нечего делать, ага...
А тут пошел на границу наряд проверять, а в наряде одна борзота попалась и сидела курила, никуда не собиралась шагать. Еще и ручонки за автомат потянула. Ну я и разнес ему приклад в щепки из ПМ. Пообещал следущим выстрелом башку разнести в такие же щепки. От удара пули в приклад ему не только руки отсушило, но и прибалдел он нехило. Магазины я у него отобрал, сзади него приставил молодого бойца с АК, ухмыляющегося, заставил собрать в отлупленные ручонки все остатки приклада, прижать к груди как ребенка родного и быстренько-быстренько двигать ножками на заставу.
Ессно, молодые чуть подвоспрянули, дембеля подзашухарились и стали еще чуток послушнее. Никому ж проблем личных не надо перед дембелем. Да еще и в голову. Или в руку. Мало ли что летехе в башку взбредет. А у летехи за спиной, уже и молодые сержанты плечи подраспрямляют. Нунах. Дембель же близко. Тут на заставу появился тот прапорщик. На полдня. Ага. Тот самый родственник Бека. Вальяжно так ко мне вваливает. А я от бойцов уже знаю за его проделки с продуктами со старым начальником заставы. От того бойцы, голодая, стали из ДОСов тянуть все что на еду похоже. Через полминуты получает в руки ручку и листок бумаги. Пиши рапорт о переводе. Пока я не написал сам, но не такой чуть-нимношка. Удивился. Написал. Я поставил резолюцию и попросил его больше не являться на заставу и убыть в отряд в распоряжение штаба. А так как я же и принимал у Игоря заставу вместе со складами, то отмел у него вторые ключи от складов и приказал не пускать его часовым на заставу. Он, конечно, пробовал заикнуться про его запасы на складах, как экономию от и сверхнормы и пробраться на заставу к складам. До того момента, пока один из часовых не передернул затвор и навел АК ему под ноги. Потом - как ветром сдуло с заставы. Я, с самого начала, принял склады, перевесил и пересчитал там все и сам и выдавал не меньше нормы, а надо - так и замены делал и бушлатами новенькими и продуктами получше к праздникам, дням рождения и так далее. Например, мог выдать сгущенки побольше, вместо хлеба.
Через некоторое время приехал зам. Который старше меня по званию. Жутко порадовался, с одной стороны, что и он и я погранцы, а не пехота, как предыдущий начальник, с другой стороны, нифига не понял что происходит на заставе и стал личный состав подрюкивать, мне помогать, но на меня косился. Коробило его неравество звания и должности.
Так мы и жили-служили пару месяцев. И тут приходит на заставу тлг о нулевой партии. Дембеля довольные, чемоданы собирают. За неделю я ни одного не увольняю. Вот и кончилась нулевая партия. Поднапряглись. Грустные. Злые. Через пару недель приходит тлг на первую партию. Я никого не увольняю. Молча. Ну тут они... Попросили меня о беседе. Я предупредил, что строить их не буду, но кто будет с нарушением формы одежды, того я не вижу в упор на той беседе и после нее. Через два часа, выглаженные, с застегнутыми воротничками, чисто подшитые, сапоги - зеркало (сапоги - лицо солдата), ремни затянуты почти до позвоночников. Почти у всех. Как и обещал, исключительных - пинком под зад. Кому надо-то?
В общем, переговорили. Оно ж домой хочется им... Ну я им и напомнил за раннее построение. Что покрасить, что отремонтировать, что отчистить до блеска, чтоб молодежь службу знала, маскироваться умела и ходить по лесу тише рыси и так далее. Зубами поскрипели и... закатали рукава. Вот тут-то все и вошло в норму. Исключительных было двое. Один - водила, я его, натурально, запер в боксах, два раза в сутки еду велел ему носить. Сказал, что выпущу, сразу на дембель, но как только заставской УАЗик и шишиги будут работать и выглядеть лучше чем в миссии ООН. Второй был безнадежный и был рабочим подсобного хозяйства. Свиней кормил, навоз убирал, дрова колол. Я решил - ну и пусть. Зам мне помогал, но, только, поначалу. Потом, почему-то, решил дружить с личным составом. Вместе с его женой. Как-то не получилась у них дружба и они на него положили болт, попользовав немного. За что и получили от меня, уж не помню как. В общем, надо было куда-то девать этого зама. Лучше без него, чем с таким, мыслил я...
Как раз тут, на соседней заставе бойцы домой пулемет по частям отправили и спалились на стволе на почте приема, с перевесом. Начальника-соседа сняли.
Ну я Вову начальником туда и отрекомендовал. Мол, опытный, мол, линейный, мол, знаком с участком соседа, в достаточном звании и, вообще, распрекрасен.
Вова переехал от меня все стало как-то получше, еще. Тут и дембелей я стал увольнять.
А тот подхозник продолжал со мной и дисциплиной бороться. Ну я ему и пообещал, что уволю его 31-го декабря после программы "Время". Так и сделал. На глазах у остальных и в профилактику, предстоящим дембелям со следущего призыва, так сказать.
Наступило 31 декабря, все готовятся НГ встречать, а его посадили в Ленинскую комнату, включили ему ТВ на первый канал в 21 час погромче. Как программа "Время" закончилась, никого строить и провожать дембеля не стали, на шишиге выкатывать его за ворота, как положено по традиции, не стали, лыжи, как казенное имущество, не выдали, вручили его вечернему наряду, который на лыжах, допинать до фланга с соседней заставой и передать стыковому наряду, вещмешок в зубы и - давайдосвиданья. А застава, тем временем, вся в своих делах, к НГ готовится. А снегу намело карельского - не ниже чем по пояс, ага... У дежурного - борода из ваты и в пирамидах - гирлянда по стволам автоматов.... Главное в новый год что? Чтобы сигнальные лампы сигнализационного комплекса не устроили иллюминацию. Иначе, всем встречать НГ в метели-пурге на границе. Только одинокий повар с тортами в тишине и одиночестве пустой столовки, дежурный по заставе в тишине одинокого здания заставы среди сугробов в освещением входа в бескрайней бархатной новогодней карельской ночи и с фразами полуразборчивой радиосвязи тревожной группы, нарядов с границы и группы прикрытия границы из динамика в дежурке и часовой-колун с замерзшим АК у заставы. И пустые столы. Ну как пустые... Со сгущенкой, кружкой и кусочком торта у каждого стула. С кусочком лимона. И Юра Гордеев - повар, который вздыхает и все время подогревает противень с жареной картошкой... И чайники с чаем. Пацаны же вернутся из метели... Безмолвно. Только приклады застучат по дежурке. Полярное сияние, конечно, красиво смотреть в тишине на природе ночной полярной, но дома на заставе как-то теплее и роднее... А еще, друзья мои, вместе с ТГ (тревожной группой) и группой прикрытия возращаются собаки. Чаще всего - живые. Зимой - промерзшие так, что руку в шерсть не просунешь. Летом - вымученные от того, что не дано им Богом потеть. И ни один вожатый и инструктор не пойдет в столовую за своим горячим чаем с лимоном и тортом, пока не сделает им теплую кашу и не проверит, сухое ли сено у них под животом в питомнике. А в Новый год... В Новый год мы приводили собак на заставу. Не потому что на улице за сороковник, а потому что застава без собак - мертвый труп. И одевали мы на них гирлянды бумажные. И делились с ними и одеялом и куском заставского хлеба. А раненная собака была болью всей заставы. Каждый старался ей отдать свой кусок или кусочек хлеба. Проверить бинты. Каждый шикал на другого, если раненный спит. И если пес выполз в дежурку, значит - выздоравливает. Значит... надо дать ему понюхать автомат, присесть рядом с ним. Что-то шепнуть на ухо. И дежурный обойдет так, что не заденет нечаянно сапогом. И потрепет по шерсти. Или за ухом. Аккуратно так, что любимая девушка этого пацана на гражданке позавидует. Спросит - пойдешь на границу с нами нарядом? И наряд наклонялся ко псу... Они смотрели друг другу в глаза. Люди смотрели в глаза собаке. Собака смотрела своими глазами в их глаза. Лизнет в нос... Никогда никто не говорил что он шептал шерстяному другу. Как-то все молчали об этом друг другу. Знаете... Сколько раз видел... Если пес проводил наряд, он его дождется. На том же месте. К миске с водой не подойдет. И не подползет. Пока бойцы не вернутся. Которых он проводил и они ушли без него. И... всегда отводили глаза, когда раненый пес провожал глазами наряд. Молча. Все. Вернется наряд, пес пойдет к миске, проводит их в спальник. Если может. Или - глазами. Но об этом я расскажу еще. Потом. И не всегда они, кровь границы, оставались целыми. Было, что оставалась только кличка и... куски шерсти разбросанные. Особенно, в Таджикистане. Мины... Это было потом... И с ними и с нами. Зима, мороз или лето и зной...

_________________
Красная точка лазерного прицела на вашем лбу - это тоже чья-то точка зрения.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Армейские воспоминания
СообщениеДобавлено: Пн фев 11, 2019 2:26 
Не в сети
500 mWatt

Зарегистрирован: Чт сен 29, 2016 14:56
Сообщения: 30
Город: Москва
Страна: РФ
Часть вторая. Замполит.

Зимой появился Бек, а где-то весной штаб вспомнил, что меня надо будет в наступившем году в отпуск отпустить, наверное. А заставу оставить не на кого. И оповестили меня, что будет мне замполит. Цельный. Не коцанный другими, только что из Петрозаводской школы младших лейтенантов. Ну хоть что-то...
Через пару недель на хлебовозке приехал...он.
Зашел ко мне в канцелярию представиться. Мать моя, кто ты... С фингалом под глазом. Ага. Зам по чему? Правильно. По работе с личным составом. И его же воспитанию. Йокарный бабай, думаем мы с Беком, как же его личному составу-то представлять перед строем... Бек говорит, а давай, командир, свет выключим. Не, говорю, все равно ж, рассветет, увидят. Мож его напудрить? Вроде, тоже, не подходит. Там пудры надо столько, сколько нам жены не дадут. А отваливаться она станет кусками, еще хуже получится. Махнули рукой, мол, я буду строго представляя, бдить за дисциплиной строя моей верной и родной, уже, заставы, а Бек что-то придумает.
А пока, уведет его с моих глаз долой, покажет ему ДОС и где-что-как на территории. Перед этим, опросили мы его с Беком. Ну тут в нас с Беком и закрались нездоровые подозрения, что жить нам станет веселее. Потому как парень не подошел по морально-боевым качествам на линейную границу, дальше проверок электричек в погранзоне его не пускали, определив на тыловую заставу, где он и провел оба года пограничной своей службы. После чего, так как был из Выборга, вернувшись, делал бизнес на местном рынке, влетел в долги и куда-то еще и наперегонки с милицией - в военкомат. На контракт. Но, так как по конракту он остался в той же местности, то написал рапорт, чтобы подальше и отъехал в Петрозаводск в школу младших лейтенантов, а потом попросился, опять, подальше от славного города Выборга куда-нить и его прислали на границу. Ко мне. Ага... Он вслух надеется, что тут его не найдут кредиторы.
В общем, построил дежурный заставу на боевой расчет в коридоре, а лампочки, сцуко, посередке коридора висят (раньше это было неважно). Мои головорезы стоят, скалятся, но на меня поглядывают. Стало быть - все в рамках приличия. Провели боевой расчет, вывели это чучело перед строем. Я толкаю речь о важности партполитработы, добре к каждому на заставе, боевому единству и что этим будет заниматься, теперь, уважаемый младший лейтенант Андрюха... А Андрюха, он такой, знаете, еще и повыше среднего роста, стало быть, к лампочкам поближе... Смотрю, мои еле держаться, чтобы не заржать строевым образом, как те полковые лошади. Надо что-то делать... передаю слово Беку. Думаю, в нем восточная киргизская кровь и он сейчас меня выручит хитрым образом. Заодно, и Андрюху...
Не тут-то было. Бек как-то по супервосточной мысли и сообщил личному составу (наверное, чтобы боялись), что у Андрюхи самый натуральный фингал, потому что он подрался. Больше ничего от Бека не понадобилось. потом, Бек мне говорил, что он хотел с серьезным видом донести, что спарринг-партнеров у Андрюхи было от роты до батальона и у них всех много фингалов, а у Андрюхи, только один. Не успел... Даже стены заставы ржали.
Надо было приучать личный состав к Андрюхе. А Андрюху - к офицерству и службе линейной. Через неделю все стало на свои места. Я показал ему рубежи, показал карты, рассказал почему у них на обратной стороне нет рубашки и так далее...
Но личный состав... Он же был воспитан нами с Беком. Стало быть - хитрый, умный и юморной. В общем, опробовали они на Андрюхи все армейские шутки. Даже, от закурить с ним поделиться, до стрельнуть-потребовать доэволюционировались. Андрюха ж - сам, по сути, вчерашний боец. причем - не лучший...
Отправишь его с нарядом - пойдет не туда. Дашь ему пистолет - он его попробует и выстрелит в сейф, однажды... И так далее...Еще и начал мне пробовать голосок проявлять мол он - офицерский состав, а поому на него распространяются какие-то временные нормы несения службы. Где-то или читал или кто-то сказал...
Ну что ж делать... Пришлось ему вспоминать за свои обязанности. Выяснилось, что из всех уставов ему знакома только буква "У". Андрюхе была выделена Ленинская комната, секундомер в руках дежурного, все уставы, какие я нашел на заставе. Ведомость принятия у него зачетов я ему не доверил расчертить. Сам сделал.
Через неделю, Андрюха появился в канцелярии со своей ведомостью, где было поминутно указано его изучение уставов и сказал что ему душно в Ленинской комнате.
Ладно. Я решил, что, хоть какие-то буквы у него должны были сложиться в голове, но и польза от него быть должна. И посадил его рисовать стенгазету. Каждую неделю. И писать планы. Планы политинформаций, планы воспитательной работы и так далее. Я думал, так будет лучше.
Ни фи га! После того как он мне показывал планы, за ним приходилось переделывать все, начиная с заглавной буквы. У самого у него, на переделку уходило втрое больше времени, чем на написание, а на написание - вчетверо больше разумного. Оказалось, что он еще и письменными навыками владеет, как бы это сказать... плохо, короче.
Это продолжалось месяц или два. Такого рода дебилизм мне надоедал, так как отнимал и боевое время, которого было, совсем, цейтнот. Я уж, пару раз, разговаривал с комендантом, мол, Валер, забери-ты его к себе, пусть у тебя будет два зама, он и Игорь а у меня ни одного, я согласен. Ни фи га!
Валера сказал, что я имею обязанность по обучению и воспитанию личного состава в размере штата подразделения, а там значатся и офицеры с прапорщиками, а Андрюху он видел один раз, когда ко мне приезжал и такого подарка на комендатуру ему не надо, пусть будет подальше от людей, а, значит, у меня на заставе. А так как у меня лучшая застава, то и он, рано или поздно станет, если уж не лучшим, то хорошим, или, хотя бы средним.
Блин... Чо делать- то... Тут я решил совместить правильное с нужным. Знаете что я сделал? Отчехвостив Андрюху за очередной план воспитательной работы, где он решил прописать элементы полового и сексуального воспитания солдат, назвал половой член хуем мужским и сделал во всем этом столько орфографических ошибок, что это читать было невозможно, в самом принципе, я... решил улучшить его уровень владения русским языком. В виде написания диктантов и работ над ошибками. А так как бойцов к такому привлекать нельзя не только по причине его офицерского положения, а мне есть чем заниматься, я этим озадачил Бека. Да-да, Кубанычбека Тууганалиевича. Который, как раз, чтото поднакосячил. Вовремя. Когда Бек мне сказал, что какой из него ж учитель русского языка, если он киргиз, я невозмутимо парировал, Бек, а что у тебя в паспорте написано? Он ответил - русский. Я его и спросил - а еще есть вопросы? Бек ответил - есть спросьба. Не закрывай его со мной в Ленинской комнате вдвоем. Боливар двоих не вынесет.
Через неделю я заподозрил, что они пристрелят друг друга.
Когда Бек, почти плача, показывал мне его тетради с буквами, я понял, что это - предел. А тут еще и Андрюха, снова, выпендрился. Вслух. Я уж не помню чего. И тут... Как всегда вовремя... На заставу пришла телеграмма. О том, что надо произвести замену блоков связи ЗАС. Засекречивающей аппаратуры связи. Не вдаваясь в подробности, я скажу вам, что это такие тяжелые свинцовые блоки были, на тот момент. И именно свинцовые. И очень секретные, в самом деле. Одновременно, на всей границе не было бензина, чтобы это счастье перемещать. Да что там... Не было бензина, даже, для тревожных групп. И ут меня осенило - задача для Андрюхи!
Сделав серьезное лицо, показав ему тлг, взяв с него письменную клятву в высшей степени секретности, не у него на глазах положив в вещмешок эти несколько блоков, но у него на глазах опечатав вещмешок своей печатью, взяв с него еще одну письменную расписку, что он лично присутствовал при опечатывании, вторую - что он не будет отколупывать мою печать, третью, что не порежет дно вещмешка посмотреть на блоки, четвертую, что он их не потеряет, поставил ему в дежурке боевой приказ, поставив его стойке смирно, отправил его на комендатуру.
Пешком. Бензина-то нету... Радиостанцию, ессно, не дал. Сломает или потеряет. Напомнил ему о недавно сданном им мне, с горем пополам, зачете по подаче сигналов сигнальными ракетами, вручил ему списанную ракетницу (чтоб не жалко было ее, потому как Андрюху мне не было жалко уже, примерно, месяца три-четыре), опечатал ему на груди завязки вещмешка и, чтобы жизнь медом не казалась, на грудь ему повесил второй вещмешок с его планами и стенгазетами на утверждение коменданту. Не, ну а чо? если ж ЭТО будет утверждено не мной, в правом верхнем углу, а комендантом - красиво же будет... Напихал Андрюхе в карманы белых ракет (по его результатам сдачи зачета по сигналам, остальными вариантами б он ввел в заблуждение всех, включая финов), вывели его за ворота, показали дорогу и... закрыли за ним ворота. Часовому велели не впускать обратно.
Через час пришел Бек. Сел напротив меня. Мы, молча закурили, глядя друг на друга. Хорошо-то как...
Через два дня мне позвонил комендант. Сказал, что на комендатуру прибыл Андрюха с какой-то херней. Таки не потерялся, порадовался я за Андрюху. Я попросил Валеру накормить Андрюху, дать ему отдохнуть пару дней. На комендатуре. Не отправлять его ко мне на заставу, вот так уж прям сразу-то. Мыж с Беком, тоже, люди.
На следущий день Валера мне перезвонил и сказал, что опечатал Андрюху всего, такое чудо ему на комендатуре, почему-то, лишнее и отправил его ко мне. Пешком. Мимоходом заметил, что так как у меня застава седьмая, то он с Андрюхой передает те самые блоки мне и еще от шестой до первой заставы. Я робко спросил про утверждение андрюхиных стенгазет планов политвоспитательной работы. На что я узнал, в ответ, что, даже гестапо милосерднее меня, потому что не давало никому это читать, а Валере пришлось. Кстати, всю эту хрень он передает мне обратно. С Андрюхой. В опечатанном виде. Чтобы тот не выкинул по пути.
Через два с половиной дня Андрюха пришел на заставу.
Это, уже, был другой человек. Он больше не хотел носить зимой без лыж секретные, но свинцовые блоки на всю комендатуру. Он больше не хотел носить свои партполитпланы и стенгазеты на комендатуру и обратно. Зимой. Без лыж. И, вообще, я заметил, когда он узнавал, что к нам на заставу едет Валера-комендант, он стремился уйти проверять какой-нибудь наряд. С готовностью проверить весь пограничный округ вдоль границы, пока Валера не уедет. Не знаю, что Валера с ним делал на комендатуре. Говорят, Валера с ним разговаривал. Потому что Андрюха ему на меня жаловался и просил не возвращать его ко мне на заставу. Кстати, через несколько лет, переводясь на другое место службы, я заставу сдал Андрюхе. Как-то вот так...

_________________
Красная точка лазерного прицела на вашем лбу - это тоже чья-то точка зрения.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Армейские воспоминания
СообщениеДобавлено: Пн фев 25, 2019 8:49 
Не в сети
KiloWatt
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пт ноя 21, 2008 19:53
Сообщения: 5560
Город: Челябинск
Страна: Россия
Круто, давай еще!

_________________
8-919-3О-50-777


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Армейские воспоминания
СообщениеДобавлено: Вт фев 26, 2019 15:02 
Не в сети
Путешественник
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт сен 18, 2008 12:28
Сообщения: 1488
Город: Уфа
Страна: Россия
Откуда: Уфа,(Андрей)
Прелесть!. Хотим ещё.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Армейские воспоминания
СообщениеДобавлено: Ср апр 10, 2019 20:52 
Не в сети
1 Watt

Зарегистрирован: Вт фев 21, 2017 16:03
Сообщения: 45
Город: Самара
Страна: Россия
Яцек-суицидник.
Предупреждение: под катом - матерщина, натурализм, местами, возможно, излишний, и неприкрытая изнанка бытия во всей ее красе. Гуманистам и борцам за права человека читать не рекомендуется. Вы просили баек из склепа? Ну читайте...

4 часа утра - время самое что ни на есть мерзкое, особенно, если Уставом запрещено спать. Вот и приходится выдумывать себе занятия, а учитывая, что их ассортимент ограничен спецификой казармы и времени суток, то вариантов немного: потягать штангу в спортивном углу, написать письмо на историческую родину, подшиться(1), побродить по вверенной территории, проверяя, насколько тщательно вверенные сыны Востока убрали, подмели и вымыли. Кто еще не понял - на дворе осень 95, а я - дежурный по роте. Нет, в принципе, конечно, можно было бы и поспать, но сегодня помдеж - капитан Ш-ков, редкостный мудак, отличающийся повышенной изобретательностью и бессонницей, особливо на трезвую
голову. Спать - себе дороже, снимет за час до окончания наряда и загонит в следующий, как только увидит на физиономии следы помятости. Это голливудские киноактрисы умудряются в их фильмах, восстав из постели, выглядеть так, как будто только что пробежали пару километров, приняли контрастный душ и позавтракали. В тапочки из сапог перелезть тоже не получится по причине вышеозначенной мудаковатости помдежа, посему приходится фланировать по казарме в сапогах.

В момент очередного захода слышу со стороны сушилки подозрительную возню. Брать там нечего в принципе, "сушилкой" сия холодная, как погреб, комнатуха называется исключительно в силу требований все того же Устава, делать там ночью тоже нечего, кемарить в такой температуре невозможно, разве что Вы - полярный медведь.

Подхожу, рывком открываю дверь, и наблюдаю шедевральную картину: стоящий на табуретке Яцек безуспешно пытается просунуть свою голову в петлю, сделанную из брючного ремня. Ввиду того, что голова - шестьдесят последнего размера, а брючной ремень завязан на трубе под потолком с хорошим запасом под узел, свободного пространства петли хватило бы от силы для удушения кролика. Тем не менее Яцек с тупым упорством продолжает пристраивать туда свою бестолковку, безуспешно пытаясь просунуть туда по очереди каждое ухо.

Со вздохом выбиваю ногой табуретку из-под Яцека (не подумайте плохого, голову он так и не просунул), и взяв двумя пальцами за воротник обрушившееся как мешок с гуано, тело, волоку его в Ленинскую комнату (еще одно обязательное помещение), лелея почти призрачную надежду все-таки попытаться понять причины возникновения в природе клинических идиотов. Особым гуманизмом я не страдаю, но суицидник, да еще в мое дежурство - деталь совершенно излишняя, а в предверии близкого дембеля - способная серьезно осложнить остаток службы.

Предыстория, или кто, где и почему.

Яцек - моего призыва. Как его зовут - совершенно не важно, "Яцек" - производная от фамилии, по которой к нему обращается только командир КП майор Т-нник. С первого момента, как мы появились в части, Яцек стал не просто проблемой, он превратился в головную, зубную и ректальную боль всех, кто имел несчастье не то чтобы им командовать, но хотя бы находиться в непосредственной близости. Вот далеко не полный список, включающий в себя его наиболее выдающиеся подвиги и достижения:

Яцек, вооруженный дымящейся сигаретой "Астра", открывает крышку бензобака и сует туда свой нос. Спасло невиданное стечение обстоятельств: во-первых, бак был полон бензина, и поэтому просто загорелся, а не взорвался к Бениной маме,во-вторых, в момент возгорания это шоу увидали мужики с ТЗМ(2), тащившие куда-то на проверку огнетушители, в третьих, о чудо, первый же огнетушитель сработал, как надо. Колориту этой истории добавляет тот факт, что в кузове вышеозначенной машины было две зенитных ракеты, каждая из которых - это кроме всего прочего, 75 килограммов взрывчатки и около 10000 поражающих элементов в оной (стальные шарики), и караул сопровождения в количестве 4-х человек. Поставьте себя на секундочку на место любого в этом карауле, и предположите свои дальнейшие действия. Угу. Именно так. Яцека пиздили в 16 конечностей пока его не спас от неминуемой смерти кто-то из штаба полка, проходивший мимо. Когда наш воин чуток оклемался, его спросили, на кой хер он полез к бензобаку. Ответ убил наповал: "Я хотел посмотреть, как у него устроена крышка".

Второе шоу случилось, когда Яцека в первый и последний раз в его жизни снабдили автоматом (к счастью, без патронов) и отправили в караул. Начальнику автороты за каким-то хером понадобилось узнать, сколько точно осталось солярки в ГСМ. Начкар предусмотрительно отобрал у Яцека сигареты и послал оного выяснить этот вопрос. Вопрос традиционно выяснялся следующим образом: воин, прихватив специально предназначенную для этих целей палку, взбирался на цистерну с измеряемой жидкостью, открывал крышку, совал палку до дна цистерны и сообщал, какая часть
палки оказалась мокрой. Но это ж для посредственностей, Яцек, не найдя палку, лежавшую, кстати, у соседней цистерны, пошел по творческому пути: открыв люк, он решил свеситься в него, и попробовать достать до уровня жидкости рукой.

Автомат Калашникова, модифицированный, выданный воину для охраны и защиты вверенного объекта, булькнул в солярку сразу. С пузырями или нет - история умалчивает. Но это пол-беды, проблема решалась куском проволки подлинее, и неким количеством времени. Ну так это ж у нормальных людей. Герой нашего романа не нашел ничего лучше, как снять сапоги (они его, забегая вперед, и спасли), одежку и белье, и в чем мать родила, повиснуть в цистерне на руках. Мыслилось нашему гению, что мол, ногой он нашарит ремень автомата, и достанет оный. Как он будет вылазить из цистерны, Яцек "не подумал". Подтягиваться, а уж тем более исполнять номера типа "выход силой" или "подъем переворотом" юноша не умел в принципе. Вобщем, диспозиция такова: организм стоит в цистерне с соляркой, эдак примерно по грудь, вокруг - тайга, и орать абсолютно бесполезно, а вылезти - никак.

Спас его, как это не странно, сын узбекского народа, топавший по своим делам, и приметивший раскосым взглядом сапоги, стоявшие у люка цистеры. Парень смекнул, что ситуация в корне неправильная, и ломанулся прямиком в караулку. Дальнейшее представить себе несложно.

Вершиной, апофеозом деяний Яцека был случай, после которого Яцека прилюдно бил по морде уже его командир роты: стрельбише, три патрона на рыло, вобщем, все хрестоматийно. У Яцека - осечка. Он, ничтоже сумняшеся, встает, и наведя своему комроты ствол автомата в живот, радостно сообщает: "а у меня - осечка", рефлекторно продолжая тискать спусковой крючок. да, понятно, что боек уже в переднем положении, и по идее, выстрелить не должно. Теоретически. Практически известны случаи, когда все-таки выстреливало. Представить себе дальнейшее, опять же, оставляю читателю.

В довершение ко всему Яцек не мылся. Т.е. иногда, титаническими усилиями, его удавалось загнать в баню, но это было почти безнадежное мероприятие. В гражданской жизни сей интимный момент - личное дело каждого, но в казарме, где кровати стоят в стык, рядом с Яцеком народ спать отказывался. В принципе. По определению. О мелочах типа задумчивого онанизма в кухонном (!!!) наряде, стирке шмоток в бензине, ночлеге на свинарнике, я рассказывать не буду, картина и так, полагаю, ясна.

Теперь, когда я обрисовал портрет героя, вернемся в Ленинскую комнату, куда он был доставлен в начале нашего повествования. Между нами состоялся весьма примечательный диалог:

- Яцек, уебень ты склизкий, ты мне можешь объяснить - зачем?
- Не хочу служить...
- Блядь, ну лично я тебе что сделал? На хуя в мое дежурство и в расположении части? Ты что, не мог уйти в тайгу, тварь, и взвеситься там?
- А какая разница, в чье...
- Яцек, а ты знаешь, что именно происходит при повешении?
На физиономии - тень интереса.
- Во-первых, ты выбрал весьма херовый способ.
- Почему?
- Потому, что это т.н. "короткое" повешение. Как результат, ты обосрешься. Во-вторых, кончишь в свои трусы, которые не менял уже месяц. Ты о людях подумал?
- А шо?
- Да ни хуя. Тебя ж, обосранного и обкончавшегося, надо будет снимать, тащить, упаковывать, объясняться с твоими родственниками.
- А как надо правильно?
- Да, да,сержант, расскажите ему, как надо правильно. Только потом. А сейчас - проверьте чем занимается дневальный.

Капитан Ш-ков оказывается, с интересом слушал нашу дискуссию под дверью почти все это время. Синяки с Яцека сошли окончально недели через три.

Примечания:
(1) подшиться - пришить свежий подворотничок к кителю.
(2) ТЗМ - транспортно-заряжающая машина.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Армейские воспоминания
СообщениеДобавлено: Ср апр 10, 2019 21:00 
Не в сети
1 Watt

Зарегистрирован: Вт фев 21, 2017 16:03
Сообщения: 45
Город: Самара
Страна: Россия
Об особeнностях заготовки мяса дилетантами.
Как-то осенью 198.... года взгляд отца-командира задумчиво остановился на полковом быке Ваське, мирно поглощавшем сено на хоздворе. Собственно, личных трений ни у Васьки с командиром, ни у командира с Васькой не было, и дальнейшее развитие событий определяла голимая диалектика, выражавшаяся в том, что Васька командира в качестве харча не рассматривал, а командир Ваську - очень даже.

Партитура дальше развивалась как и все в армии - быстро, с энтузиазмом и предельно бестолково:

- Старшина!
- Я, товарищ майор.
- Найди двух орлов, пусть быка завалят, а потом повара его разделают.
- Товарищ майор, может, повара его и завалят?
- Не, говорят, их разделывать учили, валить - нет.
- Товарищ майор, я в принципе, сам могу. Только пяток патронов дайте.
- Вот еще. Патроны переводить. Ты что, думаешь, на мясокомбинате их из "Калашникова" валят? Вобщем, найди
добровольцев, и чтобы к вечеру вопрос был решен.

Отец-кормилец два раза повторять не любил, справедливо считая, что у подчиненного только вид должен быть придурковатый, а соображать он обязан. Ну я и отправился - соображать.

Справедливо рассудив, что городские мальчики из России своими руками не прикончили в этой жизни даже курицы, я отправился в техничку, где было царство людей Востока, отличавшееся загадочностью и сложной внутренней иерархией, причудливо переплетавшейся с Уставом и неформальными традициями армии.

На стук в дверь в техничке никто не отозвался, пришлось ее пнуть ногой.
- Кысым здесь?
спустя несколько секунд в углу зашевелился неопознанный организм и раздался голос:
- Кысым - нет. Ушел.
- Куда, когда?
- Земляк ушел. Кушать.
- Так, орел, меня мало трахает, ушел Кысым кушать или сношаться, но чтобы через 10 минут он был тут. Ты понял?
Непонятное слово "сношаться" вызвало в черных, как мокрая вишня, глазах абрека неподдельное уважение:
- Я панять. Сэйчас быстро будет.

Кысым появился достаточно быстро. Небольшое отступление: глубокими познаниями в чем-либо он не обладал, но во-первых, был на вершине иерархической лестницы в той павианьей стае, которая обитала в техничке, во-вторых, сносно объяснялся на русском, и в-третьих демонстрировал недюжинные зачатки интеллекта, особенно при применении правильной мотивации. (кто служил - поймет эту обтекаемую фразу)

- Кысым, у нас есть проблема, ее надо решить.
- Надо - рэшим. Какая проблема?
- Надо зарезать тут...
- Кого будем рэзать, старшина? Мандавошников(1) или голубых(2)?
- Да нет, Ваську. Быка.

На лице Кысыма отразилась сложнейшая мыслительная работа, включавшая в себя моментальный просчет всех плюсов и минусов этого процесса, как явных, так и тайных. В конце концов арифмометр сына Востока щелкнул, выдавая результат, и было принято положительное решение, далеко не в последнюю очередь "потому-как-мясо".

- Нэт проблем. Только мнэ мои два "духа" нужны.
- Бери хоть всю свою пиздобратию, но чтобы через час бык был мертв. Вы резать-то умеете?
- Обижаэш, старшина.

....Эх, знать бы мне, что резали мои азиаты в своей небогатой биографии только баранов, да и то, в основном смотрели, как это делают старшие, но тогда я этого не знал.

- Начальник, только ножа нэт. Дай штык-нож из оружейки?
- Нет проблем, пошли.

... Дальнейшие события до момента мученической смерти быка восстановлены по описаниям свидетелей и частично - участников событий:

Известный приколист Тележников обладал широчайшим спектром достоинств, например, он умел с непроницаемым видом уверенно гнать пургу любой степени бредовости, причем настолько уверенно, что любой в радиусе слышимости заражался этой уверенностью и начинал серьезно сомневаться в собственном здравом рассудке. Прослышав, что Кысыма со товарищи отправляют на смертоубийство в качестве исполнителей, он решил приколоться:

- Кысым, а Кысым?
- Что тебе?
- Ты, говорят, быка пойдешь убивать?
- Ну7
- Тяжело тебе будет...
Тут Тележников замолчал, отмеривая точно рассчитанную паузу, выпустил в северное небо струю дыма и изобразил попытку развернуться и уйти. Точный расчет взял свое, азиат не выдержал:
- Эй, Вовик-джан, почему тяжело?
- А ты что, не знаешь?
- Нэт.
- Когда быка убиваешь, ему первым делом надо член и яйца отрезать. Иначе мясо есть невозможно, вкус портится, сперма вся из яиц в мясо уходит.
- Вах, а ты откуда знаешь?
- Я ж на ветеринара учился! - Вовочка посмотрел в глаза сына Востока ясным, полным искреннего изумления взглядом полугодовалого младенца.
- А как делать, да?
- Да все просто: кувалдой ему между рогов, как упадет - отрезаете причиндалы, ну а потом горло режете.

Получив неожиданную экспертную консультацию Кысым воспрял и отправился на хоздвор.

...в принципе, они все рассчитали правильно, но безупречно спланированную операцию погубила непростительная небрежность в деталях. Один из воинов Аллаха, согласно диспозиции, вставал с кувалдой перед быком спереди, а второй, со штык-ножом - у противоположной части организма. После удара кувалдой по голове, по стратегическому замыслу Кысыма, второй воин быстро отхватывал быку ненужные причиндалы, и наступал полный ажур, как говорят наши братья-итальянцы.

...Глухой стук деревяшки по лбу быка вызвал к жизни недоуменное "му" последнего. Стоявший сзади воин увидел лишь замах и услышал удар, но не обратил внимания на тот факт, что плохо закрепленная металлическая часть кувалды со свистом отправилась в кусты при замахе.
Так как инструкции были предельно точны, он недрогнувшей рукой схватил быка за сокровенное, а второй, в которой был тупой штык-нож, издав воинственный крик чингизидов, немедленно полоснул по заветному.
Если удар палкой по голове бык еще воспринял относительно спокойно, то вот покушение на заветное уже понравилось ему значительно меньше, и я, его в принципе, понимаю в этом моменте.
Через две минуты диспозиция была такова: молотобоец сидел на абсолютно голой сосне, метрах в трех от земли, хирург-любитель распластавшись в позе краба - лежал на наклонной крыше коровника, лихорадочно пытаясь предотвратить сползание вниз путем рефлекторного подергивания кирзачами и тоскливым воем. Внизу, с видом, не предвещавшим ничего хорошего, рыл землю бык, и орал дурным голосом. Кысым метался за забором, и давал в высшей степени полезные и актуальные советы обоим из области прикладного альпинизма.

По счастливому стечению обстоятельств я принимал оружие у караула, посему было чем, и было из чего. Бык отмучался после второй пули, а на ужин таки было мясо. Оба Кысымовских земляка так и не сумели в спокойных условиях, без быка, повторить цирковой трюк с абсолютно голой сосной и крышей коровника. Что мотивация с людьми делает!

(1) Мандавошники - неблагозвучное название радиотехнических войск, данное по двум скрешенным молниям в петлицах, напоминающим паучка.
(2) Голубые - название наземной обслуги аэродрома, дано по голубым летным погонам.
(3) Дух - солдат первого полугода службы.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Армейские воспоминания
СообщениеДобавлено: Ср апр 10, 2019 21:08 
Не в сети
1 Watt

Зарегистрирован: Вт фев 21, 2017 16:03
Сообщения: 45
Город: Самара
Страна: Россия
Рывок.
"Уйти на рывок" - совершить побег на жаргоне заключенных.
...просыпаться, когда орет сирена, муторно. Во сне ты трескал домашние пирожки, пил коньяк и занимался любовью с женщиной. Наяву же у выхода из спальника(1) мигает красная лампа, и пронзительно-мерзкая сирена ввинчивается в твои барабанные перепонки, безжалостно вытравливая из мозга пирожки и коньяк. Женщина же просто уходит. Она не любит сирены.

Несведующий народ удивляется, как можно из состояния расслабухи и сна проснуться, вскочить и одеться за пресловутые сорок пять секунд. Ответственно заявляю, что сделать это можно за куда как меньший промежуток времени, застегивая пуговицы и ремни на бегу. Впрочем, бежать, видимо, никуда не придется...

Ох и ни хрена себе... Командир полка. Самолично. Среди ночи. В казарме. Со свитой. Для непонимающих поясню: это явление примерно того же порядка, что и Новый Год, только куда как менее приятное. Нрав у полковника К-ова мягко говоря, не подарок, кулак - с голову ребенка, и он не заморачивается глупостями типа гауптической вахты или угрозами отправить в дисбат. Он просто бьет. Один раз. Народ обычно уходит по настильной, как-то замеряли дальность постфактум: Мустафа, сливший спирт со стоявшей на БД "сушки"(2) улетел на шесть метров. Был, кстати, весьма признателен, это куда как лучше дисциплинарного батальона.

Сюру к вышеописанной картине добавлял товарищ, маскировки ради носивший нашу же форму и пребывавший в чине старшего лейтенанта. Основной его специальностью было бдить и выявлять, но т.к. выявлять в наших краях можно было только лосей с медведями, то главной его задачей было не свихнуться от безделья. В казарме он не появлялся доселе никогда.

- Сержант, стройте людей, открывайте оружейную комнату. Приготовьте журнал выдачи оружия и боеприпасов.

Однако...
Обычно если отцам-командирам хотелось поиграть "в зольдатики" по-крупному, то происходило примерно следующим образом: оружие выдавалось вечером, народ укладывался спать, обняв автомат со всем пылом нерастраченной на пошлые коитусы юношеской страсти, и утречком, тихо разбуженный за 5 минут до "внезапной тревоги", аккуратно одевался, и господа проверяющие, вооруженные секундомерами, единодушно поражались тому, как спустя всего 20 секунд после сигнала тревоги из казармы вылетал табун обвешанного оружием народа, и целеустремленно пер на позицию. Замыкал процессию обычно я, по маленьким праздникам с РПК (3), а по большим - с ДШК(4) и двумя сынами Востока, тащившими две коробки с лентами и станок для стрельбы. Второй вариант я любил куда как меньше, потому как ДШК - бандура, мягко говоря, не маленькая, и ни разу не легкая, а переть его надо бодро, ибо проверяющий таки стоит. Сказывали люди, что идея оснастить л.с. частей ПВО этим чудным агрегатом образца 1938 года возникла в чьей-то начальственной голове после пролета Руста. Мол, полетит такой вот немецкий плейбой безобразия нарушать, и тут его безымянный герой недрогнувшей рукой и свалит. Ага. Щас. (с)

Вернемся к событиям. В происходящем шоу был ряд странностей. Во-первых, никто из господ офицеров никуда не спешил, во-вторых, не пахло проверяющими, в-третьих старшие чины были зело злы, но злость была направлена не в сторону заклято любимого личного состава, а куда-то наружу, проходя сквозь нас без особого ущерба, но тем не менее, оставляя какой-то хреновый осадок. В четвертых шебуршение подобного же рода происходило в казарме у соседей, бывших вообще из другого рода войск, и к нашим делам не имевших никакого отношения в принципе. Опять же, живой особист.

Я посмотрел краем глаза на своих орлов, вроде бы как все были на месте, даже знатные залетчики-рецидивисты. Положительно становилось все интереснее и интереснее.

- Военнослужащим первого года службы сменить старослужащих на БД (5), смененным немедленно явиться в казарму.

Я окончательно перестал что-либо понимать. Подобного приказа я не слышал никогда, и о причинах мог только гадать.

- Командирам отделений получить автоматы на личный состав отделений, и по шестьдесят патронов на каждый автомат.

Выдавать стволы и патроны было моей обязанностью, закрепленной все тем же Уставом. и я резво припустил в оружейку. Орлы провожали меня полностью офигевшими взглядами: если автоматы на учениях еще выдавали, то боевые патроны - только на стрельбы, о которых было известно минимум за три месяца, выдача патронов происходила на полигоне по три штуки в руки, непостредственно перед стрельбой. Но по два магазина на рыло???? Мучительно захотелось радиоприемник, телевизор, хоть какое-то, самое поганое средство информации. Руки автоматически заполняли номера стволов, мои орлы хватали стволы, штык-ножи, отец-командир вскрыл личный шкаф с боеприпасами, выкидывая оттуда цинки(6). Апофеоз веселья наступил, когда "слуга царю и отец солдатам" вскрыл сейф с офицерскими пистолетами, а мне бросил через плечо:

- Старшина, ДШК выдай Стрельникову и Храмову. И.. это: ручник возьми себе.

В спальнике народ деловито набивал патроны в магазины, и, кажется, все встало на свои места: в углу на табуретках, особняком, сидели двое служивых, отличавшихся от нас аж тремя вещами: армейской переносной радиостанцией, СВД(7) между коленей у капитана, и красными(8) погонами. Объяснить появление этого дуэта можно было только одним: побег из зоны, судя по серьезности приготовлений - свалили толпой, и не иначе как с захватом оружия и шлейфом покойников.

К-ов, коротким рявом выстроивший личный состав, подтвердил догадку, вплоть до пресловутых покойников: да, побег, захвачено оружие, убито несколько солдат ВВ и гражданских, особо опасные, рвутся к "железке". Мы - заслон на одном из возможных путей, стрелять на поражение, и вообще, если с нами бог, партия и устав, то кто против нас. Со стороны зоны ВВшники прочесывают в сторону железки, наша задача - поработать наковальней, по тревоге подняты все армейские части в районе.

...они вышли из ельника под вечер прямо на нас. Заслоны планировал кто-то умный. Первого, шедшего с автоматом на шее, не заморачиваясь глупостями типа: "Стой! Бросай оружие!" и прочими киношными штампами, молча свалил из снайперки капитан ВВ-шников. Мы же...

Знаете рецепт концентрированной ненависти? А я теперь знаю. Надо взять 10 здоровых мужиков, два года кормить их дерьмом, морозить в холодной казарме, и рассказывать им про долг и защиту Родины. А потом дать в руки оружие, пару магазинов на рыло, и, указав пальцем, сказать: "Фас.". Результат гарантирован.

Сдали мы только стрелянные гильзы.

-----------------------------------------------
(1) Спальник - спальное помещение казармы.
(2) "сушка" истребитель КБ Сухого.
(3) РПК - ручной пулемет Калашникова, калибр 7,62 мм.
(4) ДШК - крупнокалиберный станковый пулемет Дегтярева-Шпагина, калибр 12,7 мм.
(5) БД - боевое дежурство.
(6) цинк - название упаковки с патронами.
(7) СВД - Снайперская винтовка Драгунова.
(8) Красные погоны - отличительный признак формы военнослужащих внутренних войск.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Армейские воспоминания
СообщениеДобавлено: Ср апр 10, 2019 21:19 
Не в сети
1 Watt

Зарегистрирован: Вт фев 21, 2017 16:03
Сообщения: 45
Город: Самара
Страна: Россия
Полигон. Часть первая

В жизни каждого полка ЗРВ раз в пару лет случается Его Величество Полигон. По причинам странным и непонятным , каких-то внятных распоряжений о том, что "да, полигон будет" или "нет, полигона не будет", не поступает до самого конца, и каждый год, ранней весной ,как только сходит большой снег, начинается легкая суета, основой которой служит шелестяшее над толпой "полигон....полигон".

В моей писанине есть скверное свойство: когда речь идет о чем-то очень хорошо знакомом, то я иногда забываю пояснять. Попробую хотя бы здесь исправить этот недостаток. Итак, что же такое полигон для солдата ЗРВ, зачем он нужен, как туда попадают и чем там на самом деле занимаются?

Не скажу за Европу или Израиль, но в России полк ЗРВ (в европейской части) есть практически везде. Много и очень много подразделений подобного рода натыкано вокруг Москвы, на Севере и Западе страны. В братской Белоруссии тоже стоят наши комплексы.

Основная задача полка ПВО - ждать. Ждать каждый день, в идеале - не теряя концентрации, не начиная пить "марцуху" (*), и не крася заборы и бордюры. Так как полки ПВО состоят из людей, то просто "ждать", соблюдая вышеупомянутые условия, получается хреново, и поэтому существуют места, где проводятся реальные стрельбы боевыми ракетами по мишеням. Вот эти места и называются Полигонами. Сами понимаете, что где-нить в районе Всеволожска или там Люберец бабахать боевыми ракетами как-то не с руки, граждане не поймут.

Полигонов в мое время было два: один в полупустыне за Астраханью, местечко Ашулук, второй - в Казахстане, Саришаган. Нам легла масть собираться в Ашулук.

Для того, чтобы представить себе, что именно из себя представляют подобного рода сборы, я очень кратко перечислю, что именно везут:

Человек двадцать пять офицеров.
Человек сто солдат.
Жратву на месяц на всех.
Топливо на месяц для обогрева и готовки (дрова и уголь), так же топливо для машин.
Палатки для солдат, на двадцать пять и сорок человек и все прибамбасы к ним (кровати, постельное белье, деревянные полы, печки)
(**)КУНГи для офицерского состава и все необходимое к ним (см. выше но без деревянных полов).
Собственный автотранспорт. (тягачи, водовозки, (***)ТЗМки, УАЗики)
Ракеты, которыми будем стрелять.
Пусковые установки, с которых будем стрелять.
(****)СРЦ, высотомер.
Оружие, шанцевый инструмент, боеприпасы, запчасти, колючая проволка в рулонах....
Шедрый Бакшиш. Это отдельная тема, которая непременно будет раскрыта до конца. :)
И т.д., и т.п...

Дело в том, что из всех удобств, предоставляемых на полигоне, советский зольдат получает лишь одно: площадку размером примерно 400 на 400 метров, голую, как мужик в бане, и плоскую, как стол. Все. Если ты что-то забыл, не взял с собой, решил, что оно тебе не понадобится, то ты Попал. И Попал ты конкретно, потому, что в голой как в бане и ровной как стол полупустыне ты не найдешь ничего. Ни за деньги, ни на обмен, ни даром. Т.е. вообще ничего в принципе. Впрочем, вру, специфические виды обмена существовали, но они были весьма.. заковыристыми.

Опыт человека мерялся полигонами. Офицер, который съездил на 7-8 полигонов, понимал и знал в этой жизни неизмеримо больше того, кто не отрывал тохес от штабного стула. Впрочем, это лирика, мы отвлеклись...

Сборы начинались с того, что походный лагерь выстраивался еще в месте постоянного базирования: ставились палатки, в них устанавливались двухъярусные койки, настилались разборные полы, завозился весь инвентарь от метелок до дров и кувалд (зачем кувалды - расскажу потом). Проверялось все самими солдатами, причем не за страх, а за совесть - нам самим предстояло в этом жить, из этого есть, и этим укрываться...

(продолжение следует)
----------------------------------------
Пояснения.

* марцуха - спирт с системы противообледенения истребителя МИГ-25. Отдает резиной и металлом.
**КУНГ - Корпус УНифицированный Герметичный. Выглядит как зеленый прицеп стандартного вида с полукруглой или прямоугольной крышей.
***ТЗМ - Транспортно-Заряжающая Машина.
****СРЦ - станция разведки цели.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Армейские воспоминания
СообщениеДобавлено: Ср апр 10, 2019 21:26 
Не в сети
1 Watt

Зарегистрирован: Вт фев 21, 2017 16:03
Сообщения: 45
Город: Самара
Страна: Россия
Полигон. Часть вторая.

Рядом с площадкой развертывания, о которой я упоминал, создается площадка, куда стаскивают все то добро, которое было перечислено ранее. Водилы копаются в движках, голые по пояс, лоснящиеся от соляры и масла дизелисты ковыряются в своих (*)ЯЗиках и "сотках", замначарт гоняет сынов гор, пытаясь втолковать им, как именно делать навес для его добра, сыны все понимают, но демонстрировать понимание не спешат. Все это в пропорцию перемежается командирским матом, на крошечный пятачок пытается втиснуться машинка Борьки Галкина, который представляет из себя медицинскую службу. Стоянка гуннов двадцатого века.

От большого ума площадка стоит в аккурат на направлении взлета-посадки истребителей с прикрываемого нами аэродрома, и периодически садящиеся "МИГи" впрессовывают в наши уши тугую, плотную волну сжатого двигателями воздуха.

..погрузка. Мрак и кошмар: происходит этот веселый процесс ночью, в свете прожекторов. Железнодорожники подогнали четыре плацкартных вагона и два десятка платформ. Вообще, если когда-нибудь, вы увидите такое чудное сочетание в одном поезде - плацкартные вагоны и платформы, на которых стоит что-то непонятно-футуристическое, зеленое и растопыренное - пожелайте пацанам удачи, они едут стрелять...

С рампы загоняется техника, слышны вопли: "еще чуток.. стоп! куда прешься! влево, влево, с дороги, мудак!". Кто-то умудрился колесом соскочить с платформы, уже получил по самое нехочу, его втаскивают задом назад на платформу, рампа короткая, вся погрузка встает. Тут же отмеряют и рубят стальную проволку из бухт, в изобилии привезенных зампотылом.

Как, Вы не знаете, на кой проволку рубить? Счастливые люди... Дело в том, что любой колесный агрегат на платформе при перевозке надо крепить. Для этого существуют специальные ремни с замками, щелк-щелк - и машинка надежно закреплена, но дело происходит 20 лет тому, в глухом таежном поселке, поэтому только стальная проволка в бухтах. Ее рубят, затем пропускают петлями под мостами машин, цепляя их за выступы платформы, потом, навалившись втроем-вчетвером на вставленный в петлю лом, закручивают "косичку", намертво фиксируя машину. Каждые 300-400 километров проволка ослабевает, и мы будем, кроя матом эту жизнь, подтягивать ослабевшую проволку ломами опять и опять. Тут же под колеса, прямо к платформе, прибивают деревянные колодки.

Водители надевают на лобовые и боковые стекла сложную конструкцию из многослойной фанеры, отдаленно напоминающую складной дот: дело в том, что в России существует национальное развлечение - стрелять из рогаток по окнам перевозимых "железкой" машин. Понятно, что на платформе - часовой с автоматом, но никто не отдаст приказ стрелять в ответ, "дурных немаэ".

Весь этот сюр добавляется еще тем, что мы на трассе Воркута-Ленинград, и мимо нас, по соседнему пути, периодически свистят пассажирские поезда, обитатели которых степенно пьют чай за окнами, обсуждают жизнь и пр. Нас они не видят: станция крошечная, поезд проходит ее, не снижая скорости. Еще идут грузовые: лес, лес, лес, штабеля леса и досок. Все это по соседнему пути, и мы прижимаемся к своему эшелону: очень неприятно стоять рядом со свистящим поездом.

Погрузка заканчивается под утро, нас возвращают в казармы, наскоро кормят холодной кашей с ужина, и мы отрубаемся без снов: вечером этого дня мы погрузимся в эшелон, поезд вздрогнет, и колеса начнут отстукивать мою крайнюю армейскую дорогу: на Ашулук.

(продолжение следует)
----------------------------------------

Примечание:

(*)ЯЗик, "сотка" - модели дизелей, тридцать и сто киловатт соответственно.


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Армейские воспоминания
СообщениеДобавлено: Ср апр 10, 2019 21:31 
Не в сети
1 Watt

Зарегистрирован: Вт фев 21, 2017 16:03
Сообщения: 45
Город: Самара
Страна: Россия
Полигон. Часть третья.

- КП, кто палигона едет - падьем!

Сын востока, старательно надувая щеки, будит нас на обед. Ну не ори, не ори, все все услышали, осознали, прониклись. Что-то едим, больше я не буду здесь обедать, по достоверным данным из штаба полка увольнять мой призыв (частично) будут с полигона.

... Солдату просто собраться: 90% своего имущества он носит с собой в карманах, остальные 10% ему ни при каких обстоятельствах не забудут вручить отцы-командиры. В вещмешок летит два блока папирос, спички, пачка чистой бумаги, рулон туалетной, карандаши и пара ручек, стопка конвертов, сменное белье. Моя "гражданка" в которой я уволюсь, едет в комплекте ЗИП.

...поезд, лязгнув в сочленениях, издал тяжкий вздох, и мы тронулись.

Поездка в воинском эшелоне несколько отличается от передвижения в пассажирском поезде, даже если Вы и едете таким же плацкартным вагоном: во-первых, по вагону плывут густые клубы дыма, на натянутых поперек ярусов веревках сохнет барахло, в сизых клубах дыма поблескивают наголо выбритые черепа и обнаженные торсы, надрывно тренькает тремя аккордами гитара, кто-то шлепает босыми ногами по мокрому полу. Ну "дикий поезд" времен Гражданской из фильмов - представили себе?

Кто не понял, несколько пояснений:

барахло на веревках висит потому, что воинский эшелон из Архангельской в Астраханскую область идет восемь-девять дней. Клубы дыма плывут потому,что некурящие в количестве пяти человек живут в первом по ходу движения кубрике с открытыми окнами, и в вагоне безраздельно властвует демократический централизм. Впрочем, ночью те, кому не спится и караул ходят курить в тамбур.

С нашим специфическим внешним видом и мокрыми полами - еще проще: жара. Жара такая, что когда стоишь на перегонах часами, можно сойти с ума. Единственное спасение - 200 литровая бочка с водой в тамбуре, из которой периодически на пол выливается несколько десятков литров холодной воды. Она испаряется и можно дышать. Посему и на голове все сбрито наголо - не так тяжело.

Для господ офицеров полигонный поезд - Большая Головная боль: народ сатанеет от безделья, и не устроить даже любимую офицерскую забаву под названием "марширующие зольдатики": просто негде. Сгоряча хотели конфисковать карты, но подумав, вернули назад: народ взыл нешуточно. Мы с Халимычем сутками напролет играем в нарды, я от безделья уже начал задумываться об изучении узбекского языка.

Единственная отрада - караулы. Свежий ветер на платформе, никого рядом, стеть пахнет разноцветьем трав, можно забить на Устав и безнаказанно курить, никто не вздрючит. Первое по козырности место - в вагоне машиниста состава: там постоянно сидят два наших орла с оружием и полевым телефоном, проброшенным до офицерского вагона. На кой хрен им оружие - непонятно, но смотреть на набегающие в прожектор рельсы - красиво.

Каждые несколько сотен километров народ вылетает с ломами, и начинает подтягивать проволочные растяжки на платформах. Оповещают о том, что "сейчас тронемся" только машиниста, он - ребят в кабине, они - командирский вагон, офицеры - нас. В этот момент главное успеть быстро запрыгнуть на платформу, потому что электровоз набирает скорость недетскими темпами.

Кроме всего ценного и нужного мы везем с собой Большой Бакшиш Белым Людям:

дело в том, что умение грамотно отлавливать цель и выстрелить по ней ракетой - отнюдь не самое главное достоинство полка ЗРВ, как могло бы показаться людям гражданским, и, следовательно, от героических будней армии далеким: самое главное - это произвести Нужное Впечатление на Решающих Вопрос. Поэтому одна из платформ охраняется куда как серьезнее, чем вагон с ракетами: это платформа с нарезной доской, там целых два часовых у которых приказ стрелять при попытке хищения. И чем южнее мы продвигаемся, тем более недвусмысленные предложения о натуральном обмене получают часовые. Доска южнее Астрахани - это твердая валюта, за которую можно купить все и почти всех.

Вторая часть Бакшиша охраняется еще более радикально: рядом с ним спит командир полка. Это четыре двадцатилитровые канистры с чистым, как слезы вифлеемских младенцев, спиртом. Он не тек по грубым и ржавым внутренностям истребителя, не касался мерзкой резины сочленений и уплотнителей. Этот спирт - куда как более весомый залог хорошей оценки, нежели вся та стреляющая лязгающая бутафория на платформах.

..медленно проезжаем маленький городишко за Волгой. Сразу за станцией - парень в обнимку с девушкой, самозабвенно целуются. Сотня глоток, измученных целибатом разной степени продолжительности, дружно выдыхает одним звуком:

- Выеби ее!

Девушка, как ошпаренная, отскакивает от парня. Двадцать лет почти прошло. А все равно стыдно.

Днем жара становится нестерпимой. Заправляют нас водой и топливом в самую последнюю очередь, и высшим исскуством является успеть наполнить все емкости водой, быстро помыться под водораздаткой на станции, и хлюпая мокрыми трусами, оборачивающимися вокруг чресел, на ходу влететь в вагон поезда.

Еще одна маленькая станция, простая русская тетка, с разбегающимися лучиками морщин возле глаз:

- Сынки, может, вам принести поесть чего?
- Спасибо, мама, мы сытые.
- Может, чего надо вам?
- Бросьте письмо в почтовый ящик, если несложно.
- Брошу, сынок, обязательно брошу..

..поезд лягзает последний раз: Ашулук. Приехали.

(продолжение следует)
----------------------------------------


Вернуться к началу
 Заголовок сообщения: Армейские воспоминания
СообщениеДобавлено: Ср апр 10, 2019 21:36 
Не в сети
1 Watt

Зарегистрирован: Вт фев 21, 2017 16:03
Сообщения: 45
Город: Самара
Страна: Россия
Полигон. Часть четвертая.

"Бдаммммм!", - и второй уголок, дав искру о грунт, отлетает, как кегля от удара мяча.

Мы ставим палатки. Точнее, мы пытаемся их ставить, потому что вбить в это стальной кол от палатки - то еще шоу. Кувалды помните? Вот ими мы работаем уже второй час, пытаясь заколотить в грунт два десятка кольев. Грунт представляет собой иссиня-голубую глину, взять которую можно только динамитом. Спасаемся тем, что у дизелистов есть наждачный круг: затачиваем колья и все-таки к ночи ставимся.

Кухня до сих пор не развернута, своих запасов воды у нас - только во флягах, где брать воду нам полигонщики сказать забыли. Получаем буханку чернушки на четверых, банку консервов, едим уже при свете фонарика-"жужжалки", кроя матюгами отцов-командиров.

Ночь накатывается как-то разом, как будто вырубили свет: в черном южном небе видны яркие звезды, по степи разбросаны огоньки площадок. По беспроволочному телеграфу выясняем, что слева стоят коллеги из Киевского округа, справа - мурманчане, а севернее - ГДРовцы. В Европе особо не постреляешь, посему сюда катаются стрелять из всего Варшавского договора. С соседями знакомиться пойдем завтра. Сейчас - спать.

Поспали... Среди ночи слышен тонкий, с надрывом детский плач. Шакалы нашли какую-то поживу. Мороз пробирает по коже: натуральный звук детского плача. Наконец проваливаемся в беспамятство, балансируя в какой-то полудреме между сном и реальностью.

...подъем знаменуется ударами в рельсу. Полковой юродивый, начальник разведки майор Роднин решил озаботиться подъемом личного состава. Нехотя выползаем из палаток под вопли вчера выпустившегося и распределенного в наш полк лейтенанта. Лейтенант вытягивает тонкую цыплячью шею из неумело подшитого воротника полевой формы, и разоряется, демонстрируя согласно заветам Петра Алексеевича вид бравый и придурковатый. В конце концов кто-то не выдерживает и любезно рекомендует лейтенанту прекратить пиздеть. Лейтенант затыкается на полуслове. Строимся.

Расклад на сегодня предстоит безрадостный и серый, как портянка: надо выкопать отхожее место, причем отдельно для господ офицеров, коим не пристало срать в ту же выгребную яму, что и плебсу. Первый абзац читали? Вот в этом грунте и предстоит копать .

Остальным не менее весело: натягивать колючку (от кого - не спрашивайте, ибо положено), разворачивать на позиции технику, вобщем, обживаться на новом месте в пустыне. Тяжелая, грязная, предельно выматывающая работа под солнцем, физически вдавливающем тебя в грунт.

После обеда появились полигонные "купцы". Мать твою, что ж за "барщину-то" придумали?

Пояснение: Шедрый Бакшиш, бережно доставленный на полигон, это лишь часть дела. На полигоне всегда до черта работы и всегда мало людей, которых можно запрячь эту работу делать. В результате каждое стреляющее подразделение не только везет, чем богато (спирт, доски, стройматериалы и пр.) но и отдает своих воинов в барщину, т.е. выполнять какие-то работы либо на самом полигоне, либо там, где у полигонного начальства есть интересы. В этот раз комбинация выглядела следущим образом: соседнему астраханскому совхозу надо убрать пленку с помидор, за это оный совхоз поделится жратвой с полигоном. Пленку убирать едем мы, с нами жрачкой делиться не будут.

...гюрза очень не любит, когда ее беспокоят. Ну в самом деле, лежала себе под влажной, горячей пленкой, ловила кайф, а тут пленку резко сдергивают. Приходится куда-то ползти, шипеть, вобщем, двигаться. Минут через 10 имеем сюрреалистическое зрелище: с места ночного отдыха стройными рядами сваливают гюрзы, кобры, гадюки и даже пара эф. Гадюка, сдуру сунувшаяся в нашем направлении, моментально остается без головы: тонкими ивовыми прутами мои хлопцы запаслись заранее, примерно зная, с чем нам придется столкнуться.

Управились быстро, с наслаждением лезем в мутный оросительный канал, несущий взвешенную глину: еще немного и поплавятся мозги.

Приезжаем на площадку, видим живого немецкого полковника. Херр оберст предельно недоволен, я бы сказал, даже взбешен: херр оберст подозревает, что мы виновны в том, что из расположения вверенной ему части ночью пропали три новых аккумулятора, два костюма химзащиты и по мелочи. Тоже мне, бином Ньютона, я даже знаю, кто на дело ходил ночью, не зря у водил был такой загадочный вид. Господин полковник считает своим долгом сообщить, что das ist unzulässig и вверенные ему немецкие зольдаты будут защищать имущество, ja. Тираду прерывает Вовка Тележников: как самый маленький он зашхерился в заднем ряду:

- Мы тебе, родной, еще Сталинград напомним, тут недалеко...

Строй начинает ржать, как стадо коней. Оберст покрывается пятнами, по-прусски красиво разворачивается и уходит. Обиделся, наверное.

..и снова приходит ночь, накрывая нас куполом черного неба, с проделанными в нем дырочками-звездами. Я еще не знаю этого, но через 10 дней я сниму форму...

(продолжение следует)
----------------------------------------


Вернуться к началу
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему  Ответить на тему  [ 18 сообщений ]  На страницу 1 2 След.

Часовой пояс: UTC+03:00


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Bing [Bot] и 1 гость


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Limited
Русская поддержка phpBB